Если вы чувствуете в себе силы и желание присоединиться к поискам, вам наверняка будет полезно избавиться от некоторых иллюзий.

1. Я об этом ничего не знаю. Какой с меня толк?

Конечно, сорваться в лес прямиком из офиса на шпильках или в деловом костюме – довольно странная затея. У каждого активного поиска есть свой информационный координатор. Позвоните ему и уточните, чем вы можете быть полезны, что взять с собой и как одеться.

Владимир: “Если вы ничего не знаете о том, как проходят поиски, все равно можете приехать. На месте вам дадут вводные данные (что мы ищем, к примеру, бабушку, а не мальчика, что она в красной, а не синей куртке) и поручат выполнить посильную задачу. В городе, например, вам могут дать задание по расклейке ориентировок, указав вполне конкретные места для этого.

Если вы собираетесь отправиться на поиски в лес, то там у вас обязательно будет старший группы, который проверит, как вы одеты, как себя чувствуете и сколько у вас есть времени.

Это очень важно, потому что прочес одного квадрата 500 на 500 метров занимает около 3-4 часов, и если вам через 2 часа нужно уезжать домой, то идти с этой группой вам будет нецелесообразно. Задача не будет закрыта, и группе нужно будет возвращаться: одного вас идти через лес никто не отпустит.

Координатор так распределяет новичков, чтобы они оказались в одной группе с опытными поисковиками и делали то, на что они способны. На первом поиске достаточно четко выполнять указания старшего группы и светить фонарем, внимательно глядя по сторонам”.

2. Я так хочу помочь, но…

Если вы действительно готовы помогать, не раздумывайте – подключайтесь. Добровольцы из “Лиза Алерт” не устают повторять, что каждый может быть полезным. Недавно в соцсетях отряда появилась новость о том, как отряду помогают ученики московской школы 1598. В этом году ребята провели уже шестую благотворительную ярмарку, а на вырученные деньги приобрели оборудование для отряда. Их пример вдохновил и соседние школы микрорайона.

Добровольцы также рассказали нам историю, как одна бабушка вязала им теплые носки и варежки после того, как увидела ребят зимой без перчаток. Способов помочь действительно очень много, было бы желание.

Владимир: “Нам на поиски нужны любые люди, с любым количеством времени. Потому что даже 5-6 пенсионерок, которые приедут, возьмут у нас ориентировки и расскажут своим соседям о том, что потерялся человек, – лучше, чем если к нам не приедет никто”.

3. Поиски – хорошая альтернатива спорту

В общем-то прочес местности требует от человека определенной выносливости, но это не похоже на спортивную тренировку. При прочесе лесной местности добровольцы проходят от 5 до 25 километров, почти не останавливаясь, правда, ходят медленно. И мотивация тут другая. Не спортивная.

4. Я найду себе друзей, вторую половинку или просто увлекательно проведу время

Если вы ставите себе именно такие цели, то реальную пользу в поисково-спасательных работах вряд ли принесете – еще и других будете отвлекать. Мотивы у добровольцев могут отличаться, но чаще всего их объединяет неравнодушие к чужой беде.

Конечно, поисково-спасательные работы требуют от людей проявления многих качеств, которые в повседневной жизни не так заметны. Наверное, поэтому некоторые соотрядники становятся лучшими друзьями или находят себе пару. Но начинались эти истории с общей цели: помогать людям.

Владимир: “Чтобы хорошо отработать поисковую задачу, должна быть осознанность в своей позиции – зачем вам это. Важно, чтобы человек отправлялся на поиски с мыслью в голове, что он едет помогать другому человеку”.

5. Мне будет что рассказать друзьям или написать крутой пост в соцсетях

Чтобы организовать поиски, инфоргу нужно знать как можно больше подробностей о пропавшем: его личной жизни, друзьях или случайных знакомых, его привычках, состоянии здоровья и о многом другом. Чтобы близкие пропавшего человека могли поделиться такими подробностями, они должны быть уверены в том, что эту информацию не станут обсуждать публично.

Владимир: “Каким бы ни был результат поисков, у добровольцев есть строгое правило: ни в коем случае не распространяться о ходе поисково-спасательных работ и не раскрывать личную информацию о потерявшемся или его семье”.

6. Я уже не первый раз участвую в поисках и знаю, что делать

Каждый поиск индивидуален. Да, отряд действует по определенным алгоритмам, но всегда есть множество факторов, которые нужно учитывать. Поэтому даже опытным добровольцам нужно внимательно слушать указания старших.

Владимир: “Методик у нас много под разные задачи. Например, если мы понимаем, что наш потерявшийся находится в лесу уже не первые сутки, то исходя из опыта и каких-то медицинских комментариев можем предположить, что он не сидит на пенечке возле костра, а уже может быть в бессознательном состоянии или очень сильно уставшим.

Читайте также:  7 способов приучить ребенка к здоровому питанию

В этом случае нам потребуется плотный прочес местности:  когда поисковики пешком проходят всю площадь вероятного местонахождения с удалением 2-3 метра друг от друга. Это расстояние может быть увеличено или сокращено в зависимости от места поисков или времени года. Одно дело – когда снега по пояс, и другое – когда у нас редкий лес. И задача координатора состоит в том, чтобы каждый раз применять наши алгоритмы поиска с учетом особенностей каждого конкретного поиска”.

7. Придется много ходить пешком

Большая доля правды в этом убеждении есть: поисковики действительно много ходят пешком, но для нелюбителей пешей ходьбы есть множество других возможностей реализовать себя в «Лиза Алерт»: работа информационного координатора, оператора горячей линии, картографа и прочие специальности, о которых мы рассказывали и обязательно будем рассказывать еще.

Владимир: “В лесной среде можно применять спецтехнику. Группы на колесах мы называем “ветры”: квадроциклы, баги, джипы, вездеходы и т. п. Они используются как для транспортировки групп на большие расстояния (если, например, в течение первых двух суток силами пеших ребят были проверены ближайшие территории, а дальше предстоит проверить квадрат, который находится в 5-7 км от штаба), так и для эвакуации потерявшегося.

Мы стараемся найти дорогу, по которой можно отвезти группу поближе к этому квадрату. Также достаточно эффективно на джипах проехать какие-либо просеки или опушки. Потому что потерявшийся может быть дезориентирован и сидеть на этой опушке. Тогда проехать на джипе быстрее и проще, чем ходить пешком.

В городской среде мы используем патруль. Происходит он по системе патрульно-постовой службы полиции: то есть группа на автомобиле объезжает какой-то заданный район в регулярном режиме. Цель одна: смотрим вокруг на людей, которые могли видеть нашего потерявшегося, чтобы можно было с ними побеседовать, или чтобы увидеть самого потерявшегося”.

8. Добровольцы летают на вертолетах

Вертолетный поисково-спасательный отряд “Ангел” привлекается по строгому алгоритму. И это также добровольческий отряд, в котором состоят владельцы собственных вертолетов, авианаблюдатели и авиакоординаторы. Их помощь требуется, когда она бывает максимально эффективной. Например, если у заблудившегося в лесу человека есть с собой работающий телефон. В этом случае он сам наводит вертолет на себя, а поисковики по координатам выходят к нему и выводят из леса.

9. Во время поисков нужно все время что-то делать, не теряя ни минуты

Владимир: “Помимо того, что люди более или менее отзывчивые, из-за стресса, который они испытывают, им хочется немедленно начать что-то делать. Это практически всегда негативно влияет на организацию поисково-спасательных работ. Наши ребята уже умеют спокойно относиться к тому, что иногда нужно подождать полтора-два часа, чтобы получить задачу. Мы понимаем, что это необходимо. Поэтому тут помимо отзывчивости нужна вторая составляющая – терпение”.

10. Людей не бывает слишком много

Владимир: “Бывает, что мы целенаправленно останавливаем приезд людей. Логика довольно простая: эффективность поискового мероприятия зависит от качества выполнения задач. Если у нас всего 10-12 старших, которые готовы возглавить группы людей, то мы в лучшем случае сможем задействовать от 100 до 120 человек. И это тоже строгое правило. Одному человеку пытаться управлять командой свыше 20 человек – это практически непредсказуемо как с точки зрения общего результата, так и в каких-то непредвиденных, чрезвычайных ситуациях. Это абсолютно здравая логика.

Есть регионы, где большое количество людей удается достаточно эффективно направлять в нужное русло. Например, после двух трагедий в Липецкой области в прошлом году наши коллеги разработали технологию прочеса полей силами 200-300 человек в группе. Для наших южных регионов это очень эффективно. Поля не менее опасны, чем леса”.

Какие мы с вами можем сделать из всего выводы?

  1. Любой психически здоровый, совершеннолетний человек может стать частью команды “Лиза Алерт”.
  2. Помощь может быть разной.
  3. Подумайте о личной мотивации: для чего вы хотите попасть в отряд?
  4. Соблюдайте правила и помните об этике.
  5. Уважайте опыт координатора и старших групп.
  6. Здраво оценивайте свои силы и ресурсы.

Узнавать о поисках рядом с вашим домом или дачным участком можно, подписавшись на получение бесплатных SMS от “Лиза Алерт” (доступно абонентам всех операторов).

Будьте с нами! Присоединяйтесь к  прямо сейчас и следите за новыми материалами нашего спецпроекта “Найден, жив”.

1 Shares:
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Вам может понравиться
ребенок пьет с бутылочки
Читать

Гид по самым полезным детским напиткам

Когда дело касается выбора напитков для маленького ребенка, у родителей часто возникает один вопрос: что и когда можно предложить малышу с пользой для здоровья? Мы составили мини-гид по детским напиткам, чтобы вы могли выбрать только самое полезное и вкусное питье для своего крохи.
мать кормит ребенка детским пюре
Читать

Безопасная еда для ребенка: готовим и покупаем лучшее

Молодые мамы задаются вопросом: «Как защитить ребенка от попадания в его организм вредных веществ – болезнетворных бактерий, удобрений, инсектицидов, нитратов и прочей “химии”»?