Сиалор

"В том, что потерялся ребенок, часто нет ничьей вины…"

Мамсила
"В том, что потерялся ребенок, часто нет ничьей вины…"

С Евгенией Чистовой, руководителем направления корпоративной и социальной ответственности ПАО "Вымпелком", мы встретились, чтобы поговорить о том, как технологии помогают находить пропавших людей. А еще – что в трудной ситуации мы меньше всего нуждаемся в критике.

Интервью с Евгенией Чистовой

– Тема пропавших людей довольно болезненная. Я знаю лично родителей, которые не могут читать или смотреть сюжеты на эту тему. Как думаете, почему так?

– Однажды я увидела сон, что мой ребенок потерялся в городе. Ощутила тогда животный ужас, который во сне меня буквально парализовал. Родители, конечно, очень боятся, что они могут потерять ребенка. Некоторые помнят себя и свои чувства, когда они терялись в детстве... Вспоминают, что испытывали не столько растерянность, сколько страх от того, как дома их будут ругать взрослые.

Нам нужно показать и признать относительную нормальность этой истории: каждый может либо потеряться, либо потерять кого-то из близких. И в этом очень часто нет чьей-то вины – просто стечение обстоятельств, от которых никто не застрахован.

 

– Да, чувство вины и страх осуждения могут только помешать здравому смыслу. Можно ли изменить ситуацию?

– Как-то я прочитала историю одной американки, которая организовала сообщество родителей, переживших жуткую трагедию, – они задавили собственных детей автомобилем. Эта роковая случайность произошла в тот момент, когда они сдавали назад, не заметив ребенка. Женщина, которая создала сообщество, призывала родителей объединиться и открыться.

В этом был очень понятный посыл: с одной стороны, родители не одиноки в своем горе и безмерном чувстве вины, а с другой – это все-таки случайность. Когда она сама об этом прямо рассказала, то оказалось, что это далеко не единичный случай. Что дала такая откровенность? Да, шок и ужас, неприятие, отторжение и все те естественные эмоции, которые сразу овладевают любым человеком. Но ведь есть еще кое-что.

Я, например, впервые узнала, что такая проблема вообще существует, и стала в двести раз внимательнее... Эта тема была абсолютно теневая – ее никто не обсуждал. Но мы учимся на ошибках.

 

По свидетельствам "Лиза Алерт", бывают ситуации, когда родители не говорят всех обстоятельств, при которых пропал ребенок, потому что им стыдно, они боятся показать себя в невыгодном свете. Это очень осложняет поиски – волонтеры отряда теряют драгоценное время, что может привести к трагическим последствиям. Но если сделать эту историю более открытой, то мы можем принести друг другу огромную пользу, ведь у подавляющего большинства все закончилось благополучно – можно рассказать о том, как ребенок потерялся, а потом его нашли: что делали, кто помогал, что ощущали.

– А ведь дети иногда сознательно убегают…

– Да, у "Лиза Алерт" есть для этого специальный термин – "бегунки". И причин у сбежавшего ребенка может быть очень много – не только какой-то системный разлад в семье. Возможно, взрослые на него накричали или применили силу, не справившись с эмоциями.

Если родители не говорят всей правды, это осложняет поиски. Все сожаления, которые могут быть в этот момент как с одной, так и с другой стороны, должны случиться после. Главное – сделать все, чтобы семья воссоединилась.

 

– И каким образом технологии сотового оператора могут помочь в поисках?

– Очевидно, что в одиночку бегать по улице или в торговом центре и искать ребенка малоэффективно. А если ребенок отправился в путешествие на автобусе или электричке – вообще безрезультативно. Важно в этот момент не остаться одному со своей проблемой и суметь привлечь как можно большее количество людей вокруг. Надо добиться того, чтобы люди рядом остановились, оглянулись и помогли. Тогда это даст огромные шансы на успех. Как этого добиться?

Мы создали механизм о поисках рядом: бесплатный и доступный для абонентов всех операторов. Механизм управления этим информированием отдали в руки отряда "Лиза Алерт".

 

Идея проста: информировать и попросить о помощи всех, кто находится рядом. Пусть ты даже и не пойдешь искать чужого ребенка по улицам, но можешь выглянуть в окно и проверить, нет ли его на детской площадке, не сидит ли он в твоем в подъезде... Любой ребенок в этот момент испытывает целую гамму эмоций. Нужно действовать мудро и очень тонко, не теряя при этом ни минуты.

– Это действительно полезный сервис, который, с одной стороны, ни к чему не обязывает, но в то же время может помочь спасти чью-то жизнь. Без согласия абонентов такую рассылку делать нельзя?

– Сейчас это невозможно по закону. Раньше у нас был опыт точечной рассылки. Например, довольно давно в поселке Красный Камень пропал ребенок, и на поиски отправились несколько добровольцев. Тогда мы сделали рассылку по просьбе отряда "Лиза Алерт": нужно было собрать людей и проинформировать их о поисках. Мы отправили сообщения 700 тысячам абонентов, охватив города и приграничные области.

Знаете, что тогда произошло? В 2 часа ночи центральная площадь этого поселка заполнилась людьми, которые готовы были отрабатывать задачи по поиску ребенка. К утру уже было много личных инициатив. Бизнесмены на собственные средства за ночь напечатали большие растяжки с фотографией ребенка. Главы местного управления в соседних селах организовали жителей, чтобы они прочесывали улицы, леса и овраги. Владельцы парка маршрутных такси распечатали и развесили у себя ориентировки.

Как потом рассказали нам в "Лиза Алерт", эта практика широко применяется в США, когда есть подозрение, что ребенок похищен. И в этой ситуации нужно максимально информировать население. Здесь это тоже сработало: ребенка вернули на то же место, где похитили.

Так люди приходят к пониманию, что от каждого что-то зависит, а результат – спасенная жизнь ребенка.

 

– Потрясающая история! Что вы думаете о людях, которые откликаются на поиски?

– Для меня они все – герои. Не устаю восхищаться женщинами, которые, кроме заботы о своих семьях и работы, берут на себя тяжелейший эмоциональный груз, связанный с такой сложной темой, как поиски людей. Не представляю, где они берут силы. В отряд "Лиза Алерт" приходит много мужчин, и в моей душе, например, это рождает необыкновенную теплоту. Сейчас много говорят о том, что между мужчинами и женщинами стерлись границы, все могут выполнять примерно одни и те же задачи. Но на примере спасательных операций мы видим, что иногда нужна чисто мужская сила – пойти в самые труднопроходимые места, вынести обессиленного человека на руках, пройти не самые приятные городские объекты и многое другое. И это большое счастье, что мужчины откликаются. Мне кажется, это отличный шанс показать нашим вторым половинкам, что их мужественность востребована не только в семье. Также это замечательный пример для детей, которые видят, что их папа – герой. И мама тоже. :)

– А главное, что задание действительно найдется каждому...

– Да, в этом и заключается смысл подписки на sms-информирование: привлечь людей, которые могут помочь в меру своих возможностей. Безусловно, задач на поисках очень много. Человек на машине может доставлять добровольцев к месту поисков, кто-то может дома или в офисе распечатать ориентировки или обзвонить больницы.

Один наш сотрудник, который тоже вовлекся в отряд, за короткое время стал "своим" на одном из вокзалов. У него – обычного гражданского человека – уже очень хороший контакт с местной полицией. Когда он приходит туда с ориентировкой, старший смены вызывает весь патруль вокзала – они узнают историю о пропавшем человеке, и каждый уходит с заданием.

И это – яркий пример того, как один человек может взять на себя задачу на таком крупном и стратегически сложном объекте, как вокзал. Другие люди обеспечивают техническую поддержку отряда, кто-то взял на себя взаимодействие со СМИ и т. д.

Если ваш ребенок терялся, напишите об этом в комментариях к посту с хештегом #ятеряла и #ятерялся

Получать смс-информирование о поисках:

Беседовала Вилена Котова

Фото:

Комментарии