"Рожденная в рубашке": рассказ про мою маму

Мамсила
"Рожденная в рубашке": рассказ про мою маму

Танечка Маркова была самой младшей в семье. "Наш воробышек" – ласково говорил про нее отец. Старший брат уже давно выбился в люди, занимал большую должность в местной администрации и устал чего-то еще хотеть от жизни. Старшая сестра выскочила замуж за красавца – Донского казака и уехала с ним в другой конец страны.

Только Танечке еще предстояло раздвинуть мохнатые еловые ветки и протоптать свою собственную дорогу в дремучем лесу взрослой жизни. Маленький желтый одуванчик – наивная девочка, которая приехала из деревни поступать в Москву. Да не просто поступать, а в один из лучших вузов страны! Со стареньким чемоданом вещей, в котором лежала пара кофточек, платье и кусок сала, заботливо завернутый мамой в дорогу.

Строгая женщина с буклями сдвинула очки ближе к носу, внимательно вглядываясь в анкетные данные:

- Татьяна Маркова… Так-так… Курская область?
- Да-да, Курская.
- Отец – шофер третьей категории. Мать – инвалид?
- Да, инвалид.
- Татьяна, Вы планируете поступать на подготовительное отделение?
- А там платят стипендию?
- К сожалению, нет. Стипендию платят только студентам, начиная с первого курса.
- Тогда нет. Я попробую сразу поступить.
- Ммммм… Попробуете сразу поступить…А Вы знаете, Татьяна, какой у нас конкурс на одно место? Двенадцать человек! Без специальной подготовки поступить в НАШ институт очень сложно.
- Да, я понимаю, но я все-таки попробую.
- Попробуйте.

Конечно, Танечка не смогла поступить, срезалась на самом первом экзамене. И пошла в торговый колледж, чтобы учиться и работать. А поступать решила на следующий год.

В общежитии было очень весело – девчонки из совершенно разных городов, все стремились получить образование и найти себе достойное место работы.

Таня работала в продуктовом магазине – это отличный способ добыть себе кусок хлеба. Даже с сыром. Или с колбасой, если ты работаешь в колбасном отделе.

Денег всегда не хватало, к концу месяца, когда стипендия катастрофически заканчивалась, а запасы еды, присланные родителями из деревни, были давно съедены, девчонки переходили на свой любимый чай под названием "чайная роза".


Заварку заливали кипятком так много раз, что иногда это уже был чай "белая роза". Зато время было веселое и беззаботное, когда от голода голова могла кружиться с одной кружки кваса!

А еще они с девчонками очень любили ходить на дискотеку – тонкие, звонкие хохотушки всегда были в центре внимания! На одном из таких вечеров Таня познакомилась с Леней. Он выделялся из общей толпы ребят какой-то особенной выправкой и невероятным чувством юмора. Светлые, немного вьющиеся волосы, яркие глаза, такого же глубокого синего цвета, как небо на ее родине. Он был чем-то похож на Есенина, также красиво читал стихи, вокруг него всегда вились толпы девушек.

 

 

Но из всех девчонок Леня сразу почему-то выделил Татьяну. Притянулись родные души, два сильных и целеустремленных человека, одновременно упертых и ужасно наивных. 


Леня пришел к девчонкам в общежитие, шутя посадил Таню на низкий книжный шкаф, а сам стал раскладывать на полу рулоны с обоями и быстро намазывать их клеем.

- Давай я тебе помогу! – Таня обиженно надула губки.
- Сиди, отдыхай, не женское это дело!

Таня чувствовала, что рядом с ней появился настоящий мужчина. Немногословный, но ласковый. Резкий, но надежный. Строгий, но любящий. Наверное, он и не мог быть другим – с детства он был главным мужчиной в семье, заботился о маме и младшей сестре. Вырос на книгах Джека Лондона и Фенимора Купера, поэтому понимал, каким должен быть сильный духом человек.

Тане было всего 19, когда они подали заявление в ЗАГС. 

- Танюша, а что твои родители? Они поддерживают Ваше с Ленечкой решение? – спрашивала мама Лени, тетя Алла.
- Конечно, они очень рады за нас! Для них самое главное, чтобы мы были счастливы.
- А где вы будете жить?
- Первое время поживем в семейном общежитии, а потом решим.

В этот день Леня спешил на свидание к Танечке. Через две недели будет свадьба, столько всего нужно успеть обсудить и сделать! А самое главное, что Леня узнал – скоро у них родится малыш. Он просто летал на крыльях, не мог поверить своему счастью! Как назло, сломалась машина – Лене нужно как можно быстрее ее починить. Когда он доставал коробку передач, неудачно резко поднялся и почувствовал, как в животе что-то оборвалось…

 

 

 

Таня сидела на стуле возле кровати Лени, глаза почти ничего не видели, их застилали слезы. Она чувствовала только резкий пронзительный запах лекарства, от которого все леденело внутри. Держала его за руку, старалась сдерживаться, тихо говорила: "Леня, Ленечка, все будет хорошо, держись, мой хороший!"


Врач вызвал ее и тетю Аллу в коридор. 

- После переливания крови в организм попала инфекция. На фоне полученного внутреннего кровоизлияния и общего ослабления организма развивается сепсис.

Тетя Алла тихонько охнула и осела:
- Что такое сепсис?
- Это заражение крови острого бактериального характера. Мы делаем все возможное, но иммунная система пациента ослаблена, а распространение инфекции прогрессирует очень стремительно.
- Леня умирает? – спросила тетя Алла белыми от ужаса губами.
- Мы боремся за его жизнь и делаем все, что от нас зависит…

На похоронах Таня не плакала, все время смотрела стеклянным взглядом в одну точку – у нее было чувство, что все это происходит не с ней. Так просто не бывает.

 

Леня – это самое дорогое, что было в ее жизни. Она носит под сердцем их малыша, уже куплено белое платье для свадьбы…


- Танечка, – тихо сказала тетя Алла, глядя в ее глаза, – ты знаешь, я люблю тебя, как дочку. Это огромное горе для всей нашей семьи. Но тебе нельзя так убиваться! Послушай, что я тебе скажу (она перешла на шепот) – после всего того, что ты пережила, ребенок может родиться с каким-то расстройством. Ты молодая, красивая, еще встретишь кого-то, выйдешь замуж. Не нужно оставлять этого ребенка.

Таня повернулась к тете Алле и ничего не сказала, только из ее глаз одновременно брызнули слезы…

 


- Добрый день, девочки, как вы себя чувствуете? – спросил заведующий отделением патологии беременности, войдя в палату, где лежала Таня. За ним гуськом следовали молодые ребята – практиканты.
- Иванова, какое сегодня давление? 140 на 90? Высоковато! Продолжайте принимать лекарства по назначению.
- Карпова, отличная динамика! Если все пойдет так хорошо, через пару дней отправим вас домой.

 

 

Подойдя к Таниной кровати, он обратился не к ней, а к студентам-практикантам:
- А вот здесь, посмотрите, пожалуйста, классический случай мертвого плода. Я напишу назначения. Пойдемте дальше.

 


Таня не верила своим ушам: "Что? Какого мертвого плода? Неужели он серьезно?"
Этого ребенка она чувствовала гораздо раньше, чем это происходит у женщин обычно. Она точно знала, как малыш лежит, где у него маленькая головка, в какую сторону он повернут, где сейчас лежат ручки и крошечные ножки. Над ней даже девчонки в палате смеялись, что она могла с точностью до сантиметра показать, где у него бьется сердечко.

 

 

 

Таня четко понимала, что ее ребенку очень трудно – он обмотан пуповиной, вод крайне мало, поэтому он почти не может шевелиться. Но он точно жив!!!


Она не могла допустить такой врачебной ошибки. Ведь врач, пусть даже самый опытный и квалифицированный – это не Бог, а всего лишь живой человек, который тоже может ошибаться. Роспись заведующего отделения на ее медицинской карте под таким диагнозом – это верный приговор для ее малыша. Нужно срочно что-то делать!

- Девочки, миленькие, сделайте мне аскорбинку с глюкозой – ребенку очень нужно питание. Медсестры переглянулись, но поставили ей капельницу на свой страх и риск.

Таня увидела, как два молодых врача везли по коридору аппарат УЗИ в другой кабинет:
- Пожалуйста, поймите, я не сошла с ума, мой ребенок жив, я это точно знаю. Умоляю, послушайте меня, посмотрите – убедитесь сами. 

 

 

 

Она поставила шариковой ручкой маленький крестик прямо у себя на животе:
- Вот в этом месте у него сердце, я это точно слышу!


Врачи не верили своим ушам, когда услышали тихое, но уверенное сердцебиение плода.
- Неужели Скрябин ошибся? – почти неслышно сказал один из них другому.
- Скажите, кто мне может помочь? К кому мне обратиться, чтобы спасти моего малыша?
- К Блюму Роману Георгиевичу – почти одновременно ответили они…

Яркий солнечный луч лежал на одеяле. Таня с трудом открыла глаза, губы пересохли – как же хочется пить.

 

 

- Танечка, я Вас поздррррравляю – у Вас ррродилась соверррршенно здоррровая девочка, 3350, 51 сантиметр. Вы большая молодец! Сейчас мы ее Вам пррринесем на коррррмление – сказал врач мягким голосом с приятным грассирующим звуком "р".


- Роман Георгиевич, Роман Георгиевич, я не знаю, что нужно в таких случаях говорить….
- Танечка, Ваша дочка будет очень счастливой – она рррродилась в ррррубашке!

Слезы градом покатились по щекам Тани. Слезы счастья, радости, боли за все пережитое за этот год…
- Я не знаю, кто мне Вас послал, но для моей дочки Вы настоящий Ангел-Хранитель! – тихим голосом сказала Таня, глядя ему прямо в улыбающиеся глаза.

Автор: Фото:

 

Комментарии