Письмо дочери

Мамсила
Письмо дочери

Ярославушка, любимая наша. 

У нашей семьи сегодня был нелегкий день. Мы с папой его ждали где-то через год, но уже сейчас видим, что ты во многом опережаешь то развитие, которое прописано в учебниках. 

Сегодня ты впервые устроила истерику с киданием на пол в магазине. Мы ждали это в три года, а не в два и полтора месяца. Сегодня в истерике ты перешла на такой ультразвук, что перестали работать рамки на входе, у меня отвалились ресницы на глазах, а у папы, устойчивого и стабильного, дернулся мизинец на правой руке. 

Мы с ним обсудили произошедшее и вот какие пункты вывели, решили и постановили. 

1. Мы тебя никогда не бросим

Запомни, какую бы истерику ты ни устроила в публичном месте, ты – наша дочь. Точка. 

Мы тебя никогда не бросим одну, не оставим, даже если кто-то к этому призывает. Мы не уйдем, чтобы ты поняла, как плохо ты себя ведешь или чтобы ты стала бояться, что мы уйдем. Чтобы ты замолчала и прочие варианты. 

Мы будем вместе с тобой проживать эту гребаную истерику так, чтобы ты нас видела и видела вблизи. Мое нынешнее физическое состояние не позволяет долго стоять, поэтому если будет нужно, я сяду рядом с тобой лежащей. Папа сказал, что он будет стоять. Но суть одна: мы с тобой, ты с нами. 

С теми, кто советует тебя бросить, уйти из поля твоей видимости, мы с папой разберемся сами. 

маленький ребенок на руках

2. Мы будем помогать тебе проживать твои чувства

Настолько хорошо, насколько:

  • мы с папой сами в ресурсе;
  • понимаем, что происходит;
  • сами в контакте с этими чувствами;
  • не объявлена пожарная тревога.

В магазине, где ты сегодня лежала на полу и рыдала в полный голос, дрыгая ногами, была объявлена пожарная тревога. Нам с папой все равно, реальная она или учебная. Для нас твоя жизнь дороже, чем твоя истерика. 

Поэтому даже если объявленная тревога – учебная, ты автоматически идешь в подмышку и выносишься из здания. Точка. 

По поводу остального… Да, мы тебе поможем проживать твои чувства, будем рядом. Но это не равно купить тебе полмагазина. 

Мы с твоим папой устойчивые, мы оба умеем говорить "нет" и выдерживать последствия. Поэтому твердо отказывая тебе купить две сотни игрушек, мы будем рядом с тобой выдерживать твой взрыв. Мы имеем право тебе отказать, ты имеешь право возмутиться. 

Мы не будем капать тебе на мозги ценами, количеством игрушек, про достойное/недостойное поведение. Мы не будем пытаться тебя купить "хорошо, завтра", "а вот печенье" и т. д. Это не наш метод. 

Мы будем тебе проговаривать, что ты чувствуешь, что нам жаль, что решение вот такое-то. Что ты можешь получить утешение в наших объятиях. Мы будем на тебя смотреть и видеть тебя. Мы будем хорошо дышать, обнимать тебя (не тесно) и гладить тебя, если тебе это нужно. И если у нас есть на это время. Или выйдем из магазина, где тебе может быть легчепереносить твои переживания. Это зависит от целей нашей семьи в конкретной ситуации. 

Если пожарная тревога, то см. п.1 в этом п.2.

слезы маленького ребенка

3. Ты имеешь право на свои чувства и их выражение

Мы с папой оба знаем и имеем опыт того, когда сильно хочется чего-то, но это не покупается. Мы оба знаем эти чувства разочарования, злости, обиды, боли, горя. У нас есть контакт с ними, поэтому ты тоже можешь их чувствовать и выражать сейчас так, как позволяет это твой возраст и психоэмоциональное развитие. 

Мы же тебя будем потихоньку учить разным вариантам выражения своих чувств. Среди них не будет (мы будем стараться) подавления, вытеснения своих чувств и своих желаний. 

Ты имеешь право на выражение своих чувств, но это не означает, что мы тебе скупим полмагазина. Это значит, что мы с папой поймем, что ты чувствуешь, мы не отвернемся, мы будем тебя видеть, быть в контакте с тобой (см. п. 2), будем поддерживать тебя в процессе проживания твоих чувств. 

Если мы с твоим папой не будем знать, как тебя поддержать, мы об этом скажем тебе и будем искать способ. И это не скупка полмагазина. 

Сюда же внесу подпункт о гормоне счастья – дофамине. Мы с папой знаем про этот гормон, и почему тебе хочется новую игрушку, лучше сотню. Нам тоже нравится тот эффект, который производит этот гормон. 

Поэтому мы будем учитывать влияние этого гормона в твоем воспитании и немного его подкорректируем. Тебе хочется новых впечатлений? Мы постараемся тебе их обеспечить.

девочка и клевер

4. Ты – хорошая дочь

Ты – хорошая дочь для нас, даже когда переходишь на ультразвук, валясь на полу в публичном месте. 

Мы с папой никому не разрешим говорить нам и/или тебе, что ты – херовая дочь, плохая девочка, что тебя надо наказать, выпороть, лишить сладкого, перестать говорить, что ты любимая. 

Ты – хорошая и любимая дочь, и это вне контекста. Ты – хорошая и любимая, и это не зависит от того, что ты делаешь. Мы точно так же не скупим тебе полмагазина, и это тоже вне контекста и не зависит от размера жилплощади, от наших доходов. 

Запомни в этом же пункте, что, когда тебя стыдят, нам, твоим родителям, не стыдно совсем за тебя и твое поведение. Мы тебя любим.

Сюда же: если кто-то говорит, что вот он/она так себя не вели, помни, что мы на твоей стороне. 

Моя мама, твоя бабушка, говорит, что я никогда не устраивала истерики в магазине. Я этому не очень верю. Скорее, я верю в то, насколько ребенку можно или не можно выражать свои чувства. И что за это будет. 

С теми, кто позволяет себе говорить, что ты – плохая дочь, что тебе должно быть стыдно, мы разберемся сами. 

Твои родители

P.S. От меня тебе отдельное спасибо, что ты даешь мне спать днем, спокойно занимаясь своими делами.

Фото: 

Релевантные ссылки

Комментарии