О родительской любви

Мамсила
О родительской любви

Представьте маму с ребенком в первое время после его рождения – единственное, кого они видят, это друг друга. Но вдруг приходит момент, когда взгляд ребенка начинают привлекать другие люди или предметы. Сначала совсем ненадолго, на 5 секунд, но и этих мгновений некоторым родителям достаточно для того, чтобы заволноваться, прервать путь, на который только что встал малыш, позвать его, стараясь вернуть себе его ускользнувшее внимание. Мы сразу как бы говорим крохе: "Ты куда? Подожди, а как же я? Я ведь по-прежнему здесь!".
 
Кент Хоффман (Kent Hoffman), соавтор книги "Как воспитать спокойного любящего ребенка", психотерапевт с 40-летним опытом, уверен, что к 12-и месяцам дети успевают уловить, что тревожит, и чего хотят их родители. 
 
Если родитель не допускает мысли о некоторой "обособленности" ребенка от себя, не дает ему шанса попробовать самому наладить отношения с этим миром, то и ребенок бросает попытки научиться  управлять самим собой и предпочитает жаться ближе к маме. Если взрослые, настроенные всегда и во всем поддержать своих детей, умеют сдержать себя и проявить к детям спокойное и взвешенное участие даже тогда, когда эмоции переполняют родительское сердце, то к 1 году, еще не научившись понимать слов родителей, дети уже не будут бежать к ним всякий раз за  утешением и решением своих детских проблем.
 
Понятно, что дети становятся взрослыми, а взрослые неизбежно влюбляются.

И когда повзрослевшие дети вступают в первые романтические отношения, они, что естественно, ищут подсказку в том своем единственном любовном опыте, который успели получить – в опыте любви родителей.


Исследования в США показали, что 50-60% людей испытывают "сильную привязанность":  будучи детьми, они без труда переживали ситуацию, когда родители уходили из дома, не испытывали при этом излишнего стресса, понимали, что родители вернутся.
 
Но 40% людей воспринимали в детстве такую ситуацию с бессознательным, не по-детски сильным волнением. Взрослея, эти люди становятся крайне уязвимыми в ситуациях расставания (им, взрослым, всегда нужно ощущение максимальной близости с партнером) или очень не защищенными (и тогда их эмоции разрушают их взрослую личную жизнь). 
 
Эта закономерность – один из фундаментальных и, возможно, наиболее полезных для каждого человека выводов западной школы психологии. Эта мысль составляет основу "теории сильных привязанностей", разделяемую как Хоффманом и его коллегами, так и Зигмундом Фрейдом.  
 
Психотерапевт Луи Козолино (Louis Cozolino) говорит о "процессе, помогающему нашему мозгу воспринять,осмыслить и "разложить по полочкам" мир вокруг нас". По сути, когда нам что-то непонятно (как это может быть в отношениях людей), наш мозг выстраивает некую систему мер, которой, как измерительным прибором, пробует понять непонятное. Это похоже на наш подход к доказательству существования в космосе "черных дыр": "черную дыру" невозможно увидеть, доказать ее существование можно лишь замерив ее влияние. То же самое, по мнению Козолино,  творит с нами подсознание: его нельзя увидеть, можно лишь увидеть то, как оно преломляет наше понимание окружающего мира. 

Вот почему, говорят психоаналитики, каждому из нас комфортнее и удобнее переносить детский подсознательный опыт любви (или ее нехватки) на наши "взрослые" отношения.


Темперамент ребенка

Темперамент, как природная данность любой личности, играет огромную роль в детско-родительских отношениях. Американский психолог Ребекка Шайнер (Rebecca Shiner, Colgate University) считает, что некоторые дети с рождения имеют более высокий, чем у других деток, "негативный эмоциональный фон", иными словами обостренную восприимчивость внешних угроз.

В зрелом возрасте это качество проявляется как склонность к тревожным волнениям, к самокопанию и проявлениям злости. Такие дети скорее  будут избегать новых для них ситуаций, например, встреч с незнакомыми им сверстниками, они ярко проявляют недовольство в ситуациях, которые им не нравятся, например, когда их пристегивают в автомобильном детском кресле.

 "Быть разумным и эффективным родителем ребенку, склонному к негативным эмоциям – настоящий родительский подвиг и работа", – говорит Р. Шайнер, соавтор "Заметок о темпераменте" ("Handbook of Temperament"). Она ссылается на исследование 1994 года, когда наблюдались 6-месячные детки, отличающиеся раздражительностью. Мамам в экспериментальной группе этих деток была поставлена задача целенаправленно работать над повышением собственной терпимости и способности "реагировать на поведение малышей внимательно, понимать проявления характера ребенка и поддерживать спокойные и взвешенные отношения с малышом". С мамами контрольной группы деток никакой
подобной подготовительной работы не проводилось и никаких задач не ставилось. 

В возрасте 12 месяцев был подведен итог наблюдений: поведение лишь 28% деток в контрольной группе было оценено специалистами, как поведение спокойных, любящих, привязанных к своим родителям детей. В экспериментальной же группе процент таких детей составил 62%. 

Кент Хоффман говорит, что детям, которым дан темперамент, заставляющий обостренно реагировать на раздражители, нужна серьезная помощь в "упорядочивании их эмоций". Нужен кто-то, кто посадит их рядышком и скажет: "Да, то, что случилось печально. Это заставило тебя разозлиться, и я всегда рядом, чтобы поговорить с тобой об этом". И детям нужно видеть, что их собственная возбудимость не передается родителям, что родители не пугаются их повышенной эмоциональности, не теряют собственной уравновешенности при ее проявлениях. А взрослым надо показывать, что плохое настроение малыша не лишает их самих душевного равновесия". 

"Надо проникнуться понимаем той мысли, что кто-то должен работать над выстраиванием отношений, и всегда показывать ребенку, что его эмоции не станут управлять жизнью семьи", – говорит Хоффман.

"Предлагайте помощь и сочувствие, – советует психолог, – но объясняйте и
показывайте границы, устанавливаемые жизнью, например, необходимость
приготовить обед или уделить внимание братику или сестренке вашего малыша".

Родительские ошибки

Когда ребенок в возрасте примерно 14-и месяцев играет с игрушкой, родители не задаются вопросом, с чем и в какую игру он играет. Заботливые думающие родители не прерывают игру, но внимательно присматривают за происходящим. Родители могут заняться своими делами, но остаются доступными на расстоянии "вытянутой руки". Они не уходят в небытие в свои смартфоны; они рядом.

 

Играя, 2-х летний ребенок оглядывается на взрослых примерно каждые 6 секунд, проверяя, рядом ли они и остаются ли они на с ребенком «на связи» в психологическом смысле.


Но если взрослый решит, что "ну вот, дите играет, можно отключиться" и с головой погрузится в Инстаграм, это сразу становится ребенку сигналом о том, что надо вернуться как можно ближе к родителю, чтобы восстановить связь. 
 
И роль родителя не в том, чтобы не сделать ошибок, а в том, чтобы просто давать своему малышу любовь и внимание.

Дети читают между строк и скорее входят в союз с теми родителями, которые делают ошибки, но всегда готовы их исправить, нежели с теми, кто жизнь кладет на то, чтобы не ошибаться.


Здесь дорогого стоит способность поссориться, но помириться, готовность поработать и восстановить нарушенную эмоциональную связь, взрослому в союзе с ребенком не нужно доказывать свою безупречность.  Конфликт решается, если есть готовность и способность "ремонтировать" отношения. 
 
Если же, с другой стороны, вы – один из тех миллионов людей на земле, которым не повезло родиться и вырасти в семье, где родители работали над воспитанием сильных привязанностей, это вовсе не означает, что вы обречены на бесконечное проецирование своих неудовлетворенных детских потребностей на первого встречного. Просто для вас появляется смысл в том, чтобы научиться самому позаботиться о себе, поработать над тем, чтобы организовать собственные эмоции: этому поможет ведение личного дневника, старания научиться видеть себя со стороны, стать самому себе другом и помощником. И если вы найдете в себе душевные силы на эту работу, то придет момент, когда вы почувствуете вступление в ту жизненную фазу, которую психологи называют "наработанная, приобретенная привязанность".
 
"Для того, чтобы получить психологически комфортную зрелость, не обязательно иметь безупречно психологически комфортное детство", – говорит К. Хоффман, – но надо знать, что к этому состоянию можно прийти самому, если найти дорогу к себе самому".



Фото: 

Релевантные ссылки

Комментарии