Лечение бесплодия в семье должно начинаться с мужчины

Мамсила
Лечение бесплодия в семье должно начинаться с мужчины

В последнее время всё больше супружеских пар сталкиваются с проблемой бесплодия. Причем бесплодными оказываются и женщины, и мужчины почти в равной степени. Ускоренный темп современной жизни, постоянные стрессы, наличие вредных привычек, экологические и социальные проблемы, состояние здоровья, делают эту проблему актуальной. Поэтому если в течение одного года регулярной половой жизни без какой-либо контрацептивной защиты беременность не наступает – это повод для беспокойства. Это касается 5-6 миллионов пар.

Серебренникова Клара Георгиевна,

Врач высшей категории, заслуженный врач России, доктор наук, профессор МГМУ им. И.М. Сеченова, руководит акушерско-гинекологической клиникой в ЦКБ РАН, автор более 400 научных публикаций, пяти монографий, шести учебных пособий

 
- У нас 5-6 миллионов бесплодных пар. И растёт мужское бесплодие, что очень критично для нашего населения. Очевидно, что мужчины, к сожалению, относятся к себе не так внимательно, как женщины. Когда начинается обследование, то оно должно идти с мужчин, а не с женщин. У нас действуют совершенно не правильные стереотипы. Мужчина и женщина на обследовании должны быть вместе. Когда ко мне приходит супружеская пара, то я этой паре всегда уделяю очень много внимания.

Если же приходит только одна женщина, то есть большая вероятность, что мы и не определим причины бесплодия в семье. Поэтому я всегда ей говорю: "Приходите вместе". Зачастую слышу ответ: "А мой супруг считает, что он не больной!"

И в этой ситуации я всем говорю: "Бесплодие – не болезнь! Вы приходите ко мне оба красивые, молодые или не очень! Но учтите, что вы – не больные! У вас есть факторы бесплодия, которые мы должны убрать, чтобы вы получили здорового ребёнка".

Действительно, некоторые считают, что бесплодие – болезнь. Но это не правильный подход. Я вижу по своим пациентам, что многие и так приходят ко мне с больной психикой. Они нервничают по поводу того, что сейчас их начнут расспрашивать, обследовать... Возможно, они прошли уже 5-10 клиник и везде всё то же самое. А психологический фактор в этом деле играет очень большое значение и обследовать нужно супружескую пару.
 
- Насколько распространено мужское бесплодие?

- По данным руководителя Центра вспомогательных репродуктивных технологий, мужское бесплодие составляет порядка 30-35%, но по некоторым регионам достигает и 45-50%. То есть, по сути это 50 на 50. При этом существует тенденция к росту мужского бесплодия.

- Какие факторы? Экология? Алкоголь? Табак?

- Всё вместе. Сегодня мир изменился. Изменилась экология, изменилось питание, изменился образ жизни, изменилась наша работа, всё изменилось и меняемся мы. Мы – дети урбанизированного общества.

Конечно же, меняется репродуктивная система и у мужчин, и у женщин. У молодых женщин снижается потенциал. Правду говорят, что рожать нужно до 30.

У меня есть пациентки и 42-45 лет. Они требуют и большего внимания и, естественно, больше наших усилий. И при всём этом мы видим, что результат гораздо хуже, если бы она пришла на десяток лет раньше.
 
К врачу-эмбриологу нужно обратиться и в случаях, когда у женщины есть заболевание репродуктивной системы: миома матки или кисты яичников. Мы проводим операцию по стимуляции овуляции, забираем клетки, их замораживаем и только после этого рекомендуем операцию. Мы помогаем сохранить биологический материал, которым она сможет воспользоваться в любое время: через 5-7 или 10 лет, как только у нее появится семья или сложатся возможности.

- Речь идет об огромном числе людей, а нельзя ли как-то поставить борьбу с бесплодием на конвейер? Как, к примеру, известнейший российский офтальмолог, академик Святослав Федоров создал систему, при которой операции на глазах встали на конвейер. Снаряжаются поезда, пароходы, которые идут по своим маршрутам и лечат людей. Возможно ли такое в вопросе лечения бесплодия?

- Эта технология пока не сможет так работать, как минимум, по той причине, что очень высокие требования к эмбриологической лаборатории. В ней создаётся воздух с определённым режимом чистоты и определённым режимом использования биологических материалов. Конечно же, поездной конвейер в этой сфере не получится. Требуется, чтобы в разных городах России: в Оренбурге, в Омске или Томске, везде были лаборатории, которые соответствовали всем этим характеристикам.

У нас сейчас открываются клиники по всей России. Но не все они пока обладают таким потенциалом, который обязан быть. Зачастую это связано просто с экономическим фактором: всё очень дорого.

Та воздухоочистительная система, которая стоит в эмбриологических лабораториях, она очень дорогая. Далеко не все клиники могут себе это позволить.

Хорошо, что в Москве открылся Научно-образовательный центр вспомогательных репродуктивных технологий. Он позволит повернуться лицом к существующим проблемам и освоить современные технологии. Таким образом у врачей на местах появится возможность понимать, что именно требуется для получения хороших результатов, для повышения процента удачных операций ЭКО.
 
- То есть, человеческий инкубатор не возможен?

- Никакого инкубатора! Всё очень индивидуально. 

Для меня оплодотворённые клетки – уже детки. Когда я разговариваю с пациентами, то говорю им, что мы получили ваших деток. Вот детки развиваются так и так: на первые сутки, на вторые сутки, на третьи... на пятые. 


- Как вы оцениваете значение открывшегося пару лет назад в Москве Центра репродуктивных технологий?

- На сегодня в России уже существует целая сеть клиник данного профиля. Но, к сожалению, там работают специалисты разного уровня. И этот Центр позволит провести обучение как эмбриологов, (а эмбриология – основа основ получения хорошего результата), так и репродуктологов. Будут отработаны единые подходы к проведению программ на разных этапах. К примеру, инсеминация: казалось бы, каждая поликлиника или женская консультация могут делать это, но, на самом деле, это не так. Поэтому учебный центр необходим. Это огромная помощь специалистам этого профиля.

Нельзя снимать со счетов и психологический аспект сопровождения беременности, чему Центр также уделяет внимание. В целом он должен обучить и показать, как сделать так, чтобы иметь возможность привнести современные технологии в уже существующие современные условия в местных больницах. Если руководитель лаборатории будет знать, как это должно быть сделано, то он всегда будет стремиться к соответствующему уровню. Пусть она не будет сверхмощной, но результат будет лучше! 

Фото: elitereaders.com

 

Комментарии