Как помочь ребенку и себе справляться с разочарованиями и истериками

Мамсила
Как помочь ребенку и себе справляться с разочарованиями и истериками

Субботний день. Вся семья – мама, папа и трое детей – отправляются в парк. Катаются на каруселях, фотографируются в осенних листьях, едят мороженое. Мама шоколадное, папа кокосовое, девочки клубничное, а малыш – иссиня-черное, ежевичное (видели бы вы его язык!).

Игры, беготня, встречи с друзьями, в общем – замечательный день. Под конец планировали пойти еще всем лица разрисовать аквагримом, но тут выяснилось, что девушка-художник уже закрыла свою палатку и ушла. Аквагрима не будет. В этот момент один из детей – это может быть любой: 3-5-7-летний, на ваш выбор – начинает рыдать в голос и причитать, что все плохо, это был ужасный, ужасный день, он страшно несчастен.

Родители утешают: ну да, неприятность, обидно, конечно. Но в целом-то день был отличный! Не стоит из-за такой мелочи так уж расстраиваться…

Но не тут-то было! Ребенок распаляется все больше и вообще ничего не слышит. И вот уже мама расстроена, что семейный субботний выход потерпел полное фиаско. А папа начинает злиться и кричать: "Мы из кожи вон лезем, чтобы вас порадовать, а вам все мало, избалованные вы и неблагодарные! Нас с братом в детстве вообще никто не развлекал и по паркам не водил, а по выходным просто отправляли сорняки в огороде пропалывать!"

Почему дети порой так остро реагируют даже на незначительные разочарования? Как помочь им справиться с огорчением от несбывшихся ожиданий? Почему нас самих так задевают ситуации, когда "мы изо всех сил старались, а дети не оценили"? Все эти вопросы мы задали коучу и психотерапевту Полине Рычаловой:

девочка в платье

"У ребенка есть желания и есть витальные потребности. В числе последних присутствие рядом близкого взрослого. Этими отношениями структурируется внутренняя реальность ребенка, без них он действительно не может комфортно существовать. Желания – это другая история. Подрастая, оказываясь в детских коллективах, дети начинают сравнивать: у Васи есть вот это, а у меня нет. Дети сталкиваются с реальностью и понимают, что жизнь так устроена: родители не все могут купить, не во всем могут пойти навстречу. Да, это расстраивает и хочется, чтобы было по-другому.

Мне кажется, что "лезть из кожи вон" для того, чтобы порадовать ребенка – это прежде всего про родителя, а не про ребенка.

Что стоит за этим желанием? Возможно, чувство вины: за то, что я кажусь себе не идеальной мамой (или не идеальным папой). Или я в чем-то фрустрирую ребенка больше, чем мне бы хотелось, а потом пытаюсь это компенсировать совместными походами куда-то и выполнением всех желаний. Или, может, это проекция: у меня самого в детстве не было велосипеда, поэтому я куплю своему ребенку двадцать велосипедов. Это снова не про ребенка, а в большей степени про меня, как родителя.

Хорошо бы понимать и разделять: где это его желания, а где мои? Если я еду в парк, то, для чего я это делаю? Я тоже хочу хорошо провести время или все это исключительно ради ребенка? А если второе, то на каком месте стоят мои собственные желания?

Здесь нам нужно подумать о собственных границах. Знаю ли я себя? Какой я? От чего мне самому хорошо? В чем мои потребности и насколько они удовлетворены? А среди витальных потребностей взрослого отношения не только с ребенком, но еще и с партнером, с друзьями. Также есть потребность в автономии – возможность быть предоставленным самому себе хотя бы на 15 минут, когда можно ни о чем не думать, просто выпить кофе, и чтобы никто в это время не дергал. Еще потребность в самореализации – в понимании "что моя жизнь такое? что я в ней делаю?" Да, я мама или папа, но достаточно ли мне этого или есть что-то еще?

Родителям важно разобраться в себе, провести определенную работу с собой. Это небыстрый процесс, требующий системного подхода.

Вот был у вас чудесный день, но потом что-то не получилось, и ребенок расстроился. Имеет ли он право расстраиваться? Имеет. У него были некие ожидания, он на что-то рассчитывал – и этого не случилось. Дальнейшая реакция зависит от возраста и персональной способности к саморегуляции. Какому-то ребенку вполне будет достаточно сочувствия со стороны родителей. Он немного порасстраивается, поплачет, и дальше переключится на что-то другое. Есть другие дети, с другим опытом или более высокой чувствительностью.

Таким детям очень тяжело перенести, когда что-то идет не по плану и ожидания не совпадают с реальностью. Ребенку сложно справиться с собственными негативными эмоциями, он очень бурно реагирует и в этом моменте ему действительно кажется, что все ужасно, жизнь дала трещину.

расстроенный мальчик на прогулке

В подобной ситуации, например, с моим семилетним сыном, я могу посочувствовать, сказать, что мне жаль, что так вышло. И если он продолжает слишком эмоционально реагировать, распалять себя и эмоционально накручивать, я спокойно могу сказать: знаешь, сейчас мне уже сложно. Я все понимаю, но давай ты немного в этом месте притормозишь. В этот момент я ориентируюсь на себя, на свое состояние и ощущение весомости причины фрустрации. Если закончились любимые пирожные в кафе, можно их заменить какими-то другими, это не конец света. И я честно говорю о том, что думаю и чувствую: потому что у нас отношения, и в них два человека.

Конечно, я мама, и это моя ответственность – собирать негативные эмоции ребенка и помогать ему справляться. Но я еще и просто человек, который должен быть внимателен и к собственному состоянию. Важно понимать, что ребенок имеет право на свои переживания, а вы – на свои.

И если честно делиться своими ощущениями с ребенком – нет, конечно, он не успокоится тут же, но он может принять ваши чувства во внимание. Конечно, в три года он на это еще вряд ли будет способен, но лет с пяти откровенность родителя о своих эмоциях открывает дверь к диалогу.

Реакция папы из истории про субботний день в парке – обида, возмущение – тоже довольно типична (не только для пап). Это как будто бы такая обида собственного внутреннего ребенка по отношению к ребенку внешнему, реальному. "Мне в детстве что-то недодали, а ему дают так много, а он еще может быть неблагодарен!" Это история про отношения с самим собой, с собственным детством и опытом, про некий дефицит, обиду, в чем-то зависть.

Если вы сумеете отследить в себе эти реакции, само по себе осознание этого – первый шаг к решению проблемы. Это поможет немного отстраниться, посмотреть на себя и ситуацию со стороны и приобрести чуть большую произвольность в реакциях. Хотя, чтобы изменить собственное поведение, осознания бывает недостаточно: нужна системная работа, с партнером либо с психотерапевтом.

Как мы можем поработать с ожиданиями ребенка? Если глобально посмотреть на этот вопрос, то имеет смысл проанализировать: о чем сообщает та или иная картинка, возникающая в голове у конкретного ребенка, определенные его ожидания?

Острая потребность в том, чтобы события происходили в строгом соответствии с ожиданиями, сообщает о тревоге и потребности в контроле. Воплощение ожиданий дает ощущение стабильности миропорядка, невоплощение вызывает чувство беспомощности, крушение внутренней реальности. Здесь нужно задуматься: откуда эта тревога в целом? Можно ли что-то изменить в ваших отношениях с ребенком, чтобы укрепить его уверенность?

обиженная маленькая девочка

Если же говорить не глобально, а ситуативно, то эффективный способ работы с ожиданиями – заранее проговаривать различные сценарии развития событий. Если вы знаете, что ваш ребенок болезненно реагирует на изменения, попробуйте "подстелить соломку". Во-первых, не давайте обещаний, если не уверены, что сможете их выполнить. Во-вторых, постарайтесь объяснить, что не все зависит от нас, и что не все люди относятся к данному ими слову ответственно, не всегда выполняют обещания. И вообще, реальность иногда гораздо богаче нашего воображения, поэтому всегда есть вероятность, что все пойдет не так, как мы планируем.

Здесь речь идет о гибкости, важнейшем качестве, которое фундаментально определяет отношения человека с реальностью. Смотрите: полный отказ от ожиданий – это не совсем здоровый подход к жизни. Нельзя ведь просто плыть по течению, не имея вообще никаких представлений о том, чего бы нам хотелось. Ведь это же нормально, когда мы заранее думаем о том, чего бы нам хотелось, формулируем для себя какой-то образ цели, результата.

Не годится и противоположный подход – когда есть жесткие ожидания и даже полшага в сторону уже воспринимаются как разочарование и крушение.

Золотая середина – в гибкости человека. В способности пережить разочарование, беспомощность, несоответствие результата ожиданиям. Когда, сталкиваясь с этим несоответствием, человек способен анализировать собственные эмоции, сделать для себя какие-то выводы. Ведь не все во вселенной зависит от нас, есть еще куча других обстоятельств, которые влияют на нашу реальность. Иногда нужно признать: я сделал все, что мог, но не получилось. Погоревать, поискать утешения, утешить себя самому и пойти дальше. Не разваливаться на части, не упираться изо всех сил, а адаптироваться.

Знаете, как качественный GPS-навигатор: при смене вводных не должен происходить коллапс, должна происходить перестройка маршрута. Если такая гибкость у ребенка есть – можно быть уверенным, что вне зависимости от любых разочарований с ним все будет в порядке".