Готово ли общество любить "идеальных"?

Мамсила
Готово ли общество любить "идеальных"?

Казалось бы, само общество каждый день только и делает, что стремится быть идеальным. Ругает левых – учит правых. Каждый член общества искренне желает изменить человечество в лучшую сторону. Только вот зачем с той же искренностью каждый из нас усложняет это действие до неузнаваемости?

В "плохих" мы постоянно пытаемся найти хорошее, а в "хороших" до скрежета зубов отыскать плохое. Кому от этого лучше? И что нами правит?

Эгоизм? Самолюбие? Неготовность признать собственную слабость? Или данное нам воспитание, не позволяющее большинству из нас ответить на комплимент просто "спасибо" и заставляющее нас искать в чужих словах оправдание и моральный подвох?

Современный мир и общество

Больше всего поражает то, что российское общество до пены у рта готово критиковать что и кого угодно, только не себя. Там не то, здесь не так… А что же сами?

Как мы относимся к идеальным людям? И что для современного общества есть идеал? Что для современного общества есть ячейка? Наверняка большинство людей ответят на этот вопрос односложно – семья. Семья – это супруги и их дети. Все верно, а что дальше? Какой характер должен быть у семьи, сколько детей? Родных или можно приемных…

Жена должна быть хорошей, этакой матрешкой – дать пожрать, дать поспать, быть веселой, умной и привлекательной. Муж – тут вообще вопросов нет, ясное дело: то, из чего сделать пожрать, "принеси", денег "принеси", пресс подкачай, на работе не задерживайся, красиво поговори и не забудь про даты... Дети – ну, один или два, ну, три... Родных, конечно же…

На данный момент общество дошло до абсурдного – мы берем за основу не сам кадр, а его негатив. Мы осуждаем то, что в корне своем является идеалом.

женщина со светлыми волосами

Правильно ли это?

Помню, на мой ответ о ненормальности матери, испытывающей агрессию по отношению к своему дитя, на меня вылили столько грязи и негодования, что стало действительно страшно... Слова женщины, которая открыто рассуждала о том, что ей настолько сложно сидеть одной дома с вечно орущим ребенком и есть желание придушить его подушкой, назвали манифестом уставшей матери. Мои же слова о том, что у тетеньки явно проблемы с психикой и ей требуется принудительное лечение антидепрессантами, вызвали гневный ропот. Мне порекомендовали не быть столь идеальной и не мешать другим изливать свое горе.

Интересно, а когда та самая тетенька в состоянии аффекта выкинет своего сына или дочку с десятого этажа, мы тоже назовем это манифестом и вместе с ней поплачем от усталости?..

Или вот пример, тоже из жизни. Одна из родительниц спрашивает меня: "А нормально ли то, что воспитатель в детском саду пугает детей пришельцами и в случае неповиновения обещает договориться с ними о том, что они прилетят и заберут таких детей на Луну? И те никогда не увидят своих маму и папу." То есть собственная мама ребенка спрашивает меня о нормальности происходящего. Нормально – это написать заявление в полицию на данного субъекта и лишить ее права работать с детьми. А мы оправдываем. Пропускаем мимо ушей. Скидываем все на несерьезность и шутку. А ведь не смешно вовсе. Детские психические травмы аукаются нам в течение всей жизни. И дай Бог, если хватит сил перебороть их. А если нет...

девочка с игрушкой

Многодетность и отчуждение

Не знаю, удивит ли вас факт того, что отношение к многодетным бывает разным, причем чаще отрицательным, чем положительным. Вот вам реальная история, невольным свидетелем которой я стала.

Аэропорт Шереметьево. Очередь на регистрацию. К каждой стойке человек по 50. В самом хвосте стоит девушка, на руках грудной ребенок. Дитя орет благим матом. Духота и жара неимоверная. 

Рядом с ней статный юноша. На вид лет 14-16. По всей вероятности тоже ее малыш, но уже подрощенный. Встаю за ней, то ли из-за материнской солидарности, то ли из-за интуитивного желания помочь, не знаю.

Завязался разговор.

– Что же вы стоите в очереди, проходите вперед, с ребенком же!

– Пробовала, облаяли по полной. Как только не обзывали!

Замолкаю и продолжаю тупо стоять с излишним пониманием и презрением к ситуации. А малыш орет, не переставая. Ни грудь, ни соску, ничего не берет... Подхватив своих троих, говорю ей снова: "Пойдем за мной!". Вывожу ее команду вперед со словами "извините, подвиньтесь, ситуация критическая!"

Дошли до стойки. Пока шли, народ шипел, но сквозь зубы.

И тут из середины чей-то визг: "А я против. Мне все равно, что с детьми. У нас демократия и все равны. Пускай стоит в очереди, как все!". Оборачиваюсь и вижу голосящую даму, лет под 60. Противная такая, а-ля старуха Шапокляк.

– Ишь, детей наплодили, как крольчихи, и думают, что им все теперь можно. Нечего шалавить по подъездам. Хахаля себе молодого завела и дитем теперь пугает.

Представляете? И вся эта импульсивная целенаправленная брань сопровождалась визжащим и до бешенства гнусным голосом на весь зал регистрации. Юля, а именно так звали мою подопечную, сжалась в комок. Даже дите замолчало. Минутная пауза парализовала всех и вся.

Негромко, но так, чтобы все слышали, говорю:

– Эх, как тебя жизнь, однако, покалечила... Ну и дура...

И уже чуть громче добавляю:

– Мадам, вы чего завелись то?!

В ответ получаю:

– Я уже все сказала. Два раза повторять не буду. Пускай стоит в очереди. И ты тоже. Давайте, шуруйте обратно, в самый конец!

Народ тоже проснулся и как обычно, сделав вид, что ничего не происходит, занялся своими делами. Ни ЗА, ни ПРОТИВ никто не выступил.

Юля собралась было свернуть с тропы правды и даже уже сделала три шага назад. Но…

– Подожди! Это еще не конец!

Приняв более грозный и значимый вид, оглашаю свой вердикт происходящему:

– Всем молчать! Расступитесь! Многодетная мать идет!

Народ, видимо, ошалел от моей наглости, или выработанный годами командный голос всех немного оглушил, но реакция последовала верная: замолчали и расступились. Доходим до стойки регистрации, сдаем документы, получаем посадочные… Сзади подходит еще одна семья с двумя карапузами.

– Можно мы с вами?!

Вопрошающе смотрю на девушку за стойкой. Получаю удовлетворительный кивок.

– Присоединяйтесь!

И снова волна… Снова визг обделенной счастьем мадам. Уже звучащие раннее фразы… Все по второму кругу. Как вдруг… Команду молчать никто не отменял.

– "Пассажиры с детьми, проходите на регистрацию к стойке номер 38. Остальные в порядке очереди." Кто-то из "старших" решил проверить работу персонала, а заодно навести порядок в массах.

Благодарю его:

– Спасибо от всех нас!

Хорошего полета, мамаши! Берегите детей!

После я узнала от Юли, что ее муж военный. Жили в Монино. В начале года был командирован в другой город. Уехал со средними детьми первый, улаживать квартирный вопрос. А Юля со старшим сыном и дочкой выехали позже. Сейчас у них все хорошо. Младшая девочка уже не самая младшая. В большом семействе прибавление. Одной красавицей на свете стало больше.

Казалось бы, все предельно ясно. Но и здесь подвох. И здесь "идеальным" нужно оправдываться.

мама и дочь

Работа и совесть

Любое общество организовано так, что женщинам априори труднее выстраивать баланс между семьей и работой. Если ты бросила детей и вышла на работу – ты плохая мать. Если сидишь дома и не работаешь – ты домашняя клуша, висящая на шее у мужа.

Стандартность и непреклонность ситуации ставит перед выбором большинство из нас: либо иди работать 5/2, либо сиди дома и будь домохозяйкой. Чтобы найти "гибкий" или "свой" вариант жизни, надо проявить небывалую смекалку, находчивость и активность.

Кому-то это удается. Кому-то нет. Растить детей – это не призвание и не профессия. Это дар, данный свыше всем без исключения. Как этим даром распорядиться – дело каждого и глубоко личное. Одни ставят на себе крест после первого ребенка. Другие идут дальше, не замечая препятствия. Кто-то спокойно сидит дома и занимается детьми. Кто-то покидает родовое гнездо на
несколько часов в день, чтобы вдохнуть социального дыма.

Всем нужно свое. И всем будет хорошо, если в доме гармония. Если ее нет, то даже мамины пирожки и накрахмаленная скатерть никого не спасут…

Фото: 

Комментарии