Про подростковые комплексы

Мамсила
Про подростковые комплексы

Говорят, комплексовать по поводу своей внешности для подростка является нормой. Частью возрастного кризиса, говорят, одним из его признаков. 

Но это я узнала сейчас, когда мне за тридцать. И это мне рассказали на лекции по возрастной психологии. А вот в юности казалось, что комплексую я одна. И что это уж точно не может считаться нормой. 

Ведь это только у меня жидкие волосы, маленькая грудь, кривые ноги и длинный нос. Волосы у всех должны быть густыми, блестящими и до попы, как у девушки из рекламы шампуня – вот это моя подростковая норма. И третий размер бюстгальтера в 12 лет – тоже норма.

А все, что до этого не дотягивало, была я.  

На обложку культового для 90-х девчачьего журнала Cool Girl меня бы точно не взяли. А я бы хотела. Ну или в рекламу шампуня, на худой конец. Но я могла бы пиарить только мазь от прыщей, и то в рубрике "до". Вариант "после" пришлось бы ох как фотошопить.

И если грудь и волосы меня волновали мало (по неведомой мне причине), то нос очень даже волновал. Он выпирал из меня существенным недостатком. Топорщился на моем лице и привлекал внимание окружающих. Упирался в узкие бокалы, когда я залихватски пыталась выпить детское шампанское залпом, как водку. Повисал в воздухе вопросительным знаком – как с ним таким целоваться-то?

И если бы было принято среди девочек мериться, у кого длиннее, я бы была звездой класса. Но принято это было только у мальчиков. Увы. Дискриминация по половому признаку.

Зато я быстро осваивала самоиронию. Я до сих пор выезжаю на ней из самых щекотливых ситуаций. Правила там очень простые – заржать первой. 

Цепляешься каблуком за длинную юбку и летишь с высокого крыльца, размахивая зонтиком, как Мери Попинс? Приземлившись, начинай хохотать до колик. Даже если что-то сломала. Это ты потом, в травмпункте разберешься. Сначала – смех. 

Или случайно рвешь шорты посреди города, превращая их одним неловким движением в набедренную повязку? Да еще и прямо при мальчике, который тебе нравится уже целую неделю? Преврати позорный побег домой вдоль кустов акации в анекдот, над которым первой хохотать будешь ты сама.

Так и с носом. Не положено в нашем не толерантном государстве паранджу? Улыбайся! Ага, ширше, ширше, может быть, за блестящими на солнце железными брекетами люди не разглядят твоего шнобеля.

Я так старалась улыбаться, так старалась, что не заметила, как выросла. Как научилась не только принимать себя, но и любить. 

Слава богу, что в наше время пластика была уделом Голливуда, недоступным простым российским школьницам. Мы не качали силикон везде, где нам мерещилось мало, и не отсасывали там, где нам казалось много. 

Мы учились любить себя целиком. С всеми прыщиками, щербинками и прочими несовершенствами.

Учились превращать их в изюм и влюблять в себя парней.

Учились целоваться, не сталкиваясь носами.

Учились пихать в лифчики вату, чтобы на школьной дискотеке выглядеть сногсшибательно.

И знаете – у нас же получалось! Я давно забыла об этом кризисе. О своих переживаниях, которые пережиты. О комплексах, которые давно "откомплексованы" и сданы в архив за давностью лет.

 Но сегодня забирала сына из сада. И шкет лет пяти-шести из соседней группы по имени Славик, увлеченно игравший до этого в футбол, очень удивился, что из всех детей, гуляющих на площадке, я в итоге решила забрать именно своего Матвея.

– А вы что, его мама? – недоверчиво зыркнул он в мою сторону.

– Ну да, – беззаботно улыбнулась я, – а что, не похожи?

– Нет, – как на духу признался Славик, – у вас нос воооон какой длинный, а у Матвея не такой. 

Матвей, как истинный джентльмен, кинулся меня защищать:

– Сам ты, Славик, нос крючком, хвост торчком! А ты, мам, самая красивая!!!

Я привычно захохотала. Рефлексы, однако. Как и не было прошедших двадцати лет! 

Пришла домой, украдкой от сына пробралась в ванну и уставилась в зеркало. Анфас. Профиль. Вид снизу. Да нормальный у меня нос, черт подери!!! Слышишь, Славик, НОР-МАЛЬ-НЫЙ! И я самая красивая мама!

Хотя... если я ноздри начинаю раздувать, сын кричит, что я дракон и весь вечер потом пытается повторить это страшное действо.

Что с них, с детей, возьмешь?

Автор: Лёля Тарасевич, автор статей, мама

Фото: Kate T. Parker

Комментарии