Бабушки и дети

Мамсила
Бабушки и дети Мы растем, отделяемся от родителей, начинаем жить своей жизнью, взрослеем окончательно и тут… Бац! Беременны. И снова хочется к маме под крыло – нужна помощь, поддержка, опора, опыт, наконец. Столько лет ты пыталась доказать независимость и снова – "Привет!"

Будущая мама часто пребывает в абсолютной уверенности в том, что она, любимая дочка, родившая любимого внука/внучку – продолжение семьи, последнюю ветвь генеалогического дерева, будет купаться в любви, ласке, поддержке, ведь все так этого ждали! И вот тебя забрали с цветами и лентами из роддома, и все так рады, так рады, НО…идет время…не месяц, не два, а ближе к шести, когда пупочки зажили, колики отгремели, эффект новизны прошел, и начинаются обычные будни.

Когда надо ходить в магазин, готовить, убирать, успевать работать. А новоявленной маме ещё хочется иногда вечером быть вне дома, хочется в театр, учиться, некоторым – работать…

И ты приходишь к маме и говоришь: "Мама, внук/внучка!", а в ответ – тишина. Мама такая: "Извини, я завтра не могу. И вообще я устала. И на выходные надо на дачу. А папа – тот вообще заболел. У него колено, ему ходить сложно, какие уж тут скакания по детской площадке".


Если родители далеко, то вообще труба: "Прилететь не можем, переехать не можем, давай сама".

И тут возникает главный вопрос – а должна ли бабушка помогать? Где и как мы определяем границу "должна" или "не должна" во взаимоотношениях поколений?

Очень много здесь контраргументов:

"Я тебе жизнь дала" – "А я и не просила".
"Ты же бабушка" – "Я уже отстрелялась – тебя вырастила".
"Ты же ничем другим не занимаешься" – "Именно, я только-только начала жить в свое удовольствие".
"Ты скоро станешь совсем старой, я же должна буду тебя поддерживать" – "Да, но я-то тебя вырастила, прошла с тобой все бессонные ночи, всю школу, все подростковые взлеты и падения".

Разобраться в этих хитросплетениях: кто, кому и в каком объеме все-таки должен (или не должен?) попробуем вместе с психологом и экспертом "Мамсилы".

Александра Саницкая
Психолог, гештальт и EMDR-терапевт

Вопрос про “кто, кому, что должен” в близких отношениях – всегда с подвохом. Потому что он содержит в себе сильное противоречие, из-за чего ответ дать совсем не просто. И сказать “никто, никому, ничего не должен” тоже будет некорректно.

Только часть людей, семей, групп признают эмоциональный долг друг перед другом. Для них призыв к долгу не просто пустой звук, а возможность как-то повлиять на человека, его поведение.

К примеру, у самураев эмоциональный долг перед своим сюзереном служил достаточным поводом для суицида. Идея долга лежала в основе их отношений. Более того, этот долг был еще и скреплен клятвой!


Все чаще мы стремимся к тому, чтобы наши близкие отношения строились на свободе, привязанности, близости. И регулятором поведения становятся другие силы – эмпатия, сопереживание, страх потерять другого. Что же касается "родственного долга", каким мы его хотим/ожидаем видеть –  чтобы долг исполнялся, он также должен быть признан той стороной, которая будет его отдавать. На психологическом уровне. В противном случае –  это лишь наши попытки через вину долг навязать.

Человеческая природа такова, что в ситуации беспомощности и ощущении собственной слабости мы начинаем судорожно пытаться сделать мир понятным, найти секретную формулу выигрыша, прогнуть окружающих под наши нужды. Подвести все под правила и им следовать.

За попытками найти ответы на вопросы “как правильно вести себя с мужем/женой”, “что должны родители/дети” стоит наше страдание от того, что что-то не получается так, как нам хочется.


Особенно горько бывает, когда есть иллюзия, что если мы будем вести себя правильно, то и другие будут. И ничего плохого не произойдет. Ведь нас учили –когда с нами-хорошими кто-то ведет себя так, как нам не нравится, надо позвать воспитательницу, и она поругает хулигана, объяснит, как он должен себя с нами-хорошими вести.

К сожалению, схема, работавшая в детстве, мешает нам. Когда происходит что-то плохое с нами-хорошими взрослыми, мы не ищем способы решать ситуацию, а эмоционально застреваем в поисках и битве за правила и спорах “кто, кому, что должен”.

Фото: Ivette Ivens