Людмила Петрановская: "Безусловная любовь возможна лишь к младенцу"

Мамсила
Людмила Петрановская: "Безусловная любовь возможна лишь к младенцу" На конференции в Питере, где я была недавно, поимела с коллегами психологами небольшую такую полемику-не полемику, а скорее ее зародыш (времени не было) по поводу безусловной любви. 

Кто не знает, это такая священная корова гуманистической психологии. Типа, любить ребенка (и вообще всякого человека , но ребенка особенно), надо БЕЗУСЛОВНО.


Не в зависимости от того, насколько он хорош, талантлив, красив, здоров и соответствует нашим ожиданиям, а вот просто так. За то, что он есть. А кто так ребенка не любит, тот неправильный родитель и огребет немерено, дайте только срок. И лучше таких вообще к детям не пускать. Ну, у кого дети самодельные, тех не получится не пускать, а кто хочет приемного, так надо сначала его на вшивость способность к безусловной любви проверить. 

С одной стороны, очень все это правильно. Вот мое любимое маленькое стихотворение Валентина Берестова: 

Любили тебя без особых причин
За то, что ты дочь, за то, что ты сын
За то, что малыш, за то, что растешь,
За то, что на маму и папу похож

И эта любовь до конца твоих дней 
Останется тайной опорой твоей. 

Лучше не скажешь. 
Но вот что меня смущает. 

Мне кажется, предъявляя родителю (или кому угодно) ТРЕБОВАНИЕ безусловно любить, мы впадаем в логическое противоречие. Задаем планку, которую заведомо нереально выдержать, а потом говорим: о-па, не достал!


Почему невозможно? Да как-то мне сдается, и этим своим мнением я фраппировала как раз питерских коллег, что безусловная любовь возможна только к очень маленькому ребенку, младенцу. Это та самая любовь, которая описана в милом стихотворении Агнии Барто: "Она водички попила: Ну, девочка, ну, умница! Она немного поспала: Ну, девочка, ну, умница!".  Очень важный опыт в жизни человека, необходимый. 

Но младенчество проходит, в ребенке все больше проклевывается личность, субъектность. Правильно ли, честно ли любить его так же, как младенца "ни за что"? Как будто им не была проделана огромная работа по выращиванию своей индивидуальности, как будто он не делал множество сложнейших выборов, становясь тем, кем он стал? И родителем как будто не был пройден вместе с ребенком долгий путь, вложены силы, чувства, мысли, забота? Не обесценивание ли это? 

Да и есть ли такое в жизни? Можно ли безусловно любить друга, супруга? Не в абстрактно-христианском смысле, а прям любить? Что бы он ни делал, как бы ни предавал? Мне кажется, в любых взрослых отношениях есть черта, за которую любовь не перейдет, если это любовь, а не зависимость. Подлеца, осознанного убийцу, мерзавца – можно ли любить? 


А как тогда с ребенком? Черта должна появиться ровно в день восемнадцатилетия? Или она проступает постепенно, по мере формирования его субъектности? 

Другой вопрос, что часто родители принимают за проявление субъектности (осознанного выбора) то, что еще таковым не является. Например, считают ребенка, начавшего таскать деньги, "вором".  Но это отдельная тема, про которую мы как раз в Питере говорили, но уже  с родителями. 

Наверное, просто очень разные вещи называют словом "любовь", когда речь идет о родителях.


В одном смысле это "родность", связь, которая никуда не девается, что бы ни произошло. Некая уязвимая зона в сердце, вечное "не все равно", иногда через ненависть и непрощение даже. В другом – собственно чувство, то самое "люблюнимагу", таяние сердца. В третьем – решение: " это мой ребенок, что бы ни случилось, я за него отвечаю". В четвертом – общечеловеческая любовь как к созданию Божью, чуду жизни, роста, развития, уникальности. В пятом –  гордость (или разочарование) как своим продолжением, частью рода, семьи. В шестом –  человеческий интерес и симпатия, духовная близость, дружба. Наверняка есть еще в седьмом и в десятом.  Некоторые из них безусловны, некоторые обусловлены. Некоторые есть у всех родителей, некоторые нет. И наоборот: у разных родителей разные составляющие представлены сильнее и слабее, даже по отношению к детям в одной и той же семье иногда. 

Что имеется в виду под фразой "родители должны безусловно любить ребенка"? Как это можно определить, описать? Что считать "обязательными составляющими" , чтобы признать человека "годным в родители", что нет? И кто возьмет на себя смелость судить? Лично я – пас. 

Кстати, насколько я помню, классики-то этого самого гуманистического подхода использовали выражение "безусловное принятие", а вовсе не "безусловная любовь".  Это как-то понятнее.


Принятие – это не чувство, это позиция. Некое внутреннее решение не брать на себя функции Страшного суда и не сортировать людей на зерна и плевела. Уважение, внимание к живому и разному. Принятие есть результат свободного решения, оно не может быть обусловлено, например, материнским инстинктом. И, как всякое свободное решение, оно не может быть проверено на предмет "принято ли оно на самом деле" не только посторонним наблюдателем, но и самим человеком. 

Даже если такое решение есть, это лишь решение встать на определенный путь.

Полное, безусловное принятие ближнего – вообще выше сил человеческих, достичь его – значит, достичь Просветления и свалить из этого бренного мира куда поприятнее. Или стать бодхисатвой. Хорошая такая претензия к родителям: а чего это вы, батенька не ботхисатва ни разу? 


Не так давно я проводила семинар для специалистов, помогающих как раз приемным родителям. "Ну, и какие они?" – спрашиваю. Тут, конечно, понеслось: у них нереалистичные требования к ребенку, они не готовы принимать его особенности, сравнивают с придуманным идеалом, не принимают его таким, какой он есть и т. д. и т. п.  Я все это выслушала, потом говорю: знаете, я вот тут буквально минуту назад со специалистами разговаривала, которые призваны приемным родителям помогать, так они вот что говорят об этих самых родителях – и как можно точнее их же слова им процитировала. Народ был умный и скоро начал ржать в голос. Потому что стало видно, как они делают по отношению к родителям ровно то же самое: предъявляют нереалистичные требования, сравнивают с придуманным идеалом, не принимают такими, как есть. А я, когда это пишу, принимаю ли их (специалистов) такими, как они есть? Не сравниваю разве с "идеалом хелпера"? 

Так и живем...

АПД. Вот прочитала некоторые нравоучительные комменты и вспомнилось. У Акунина в "Смерти Ахиллеса" есть такой сюжет: любящий папаша-миллионер платит огромные деньги, чтобы отмазать от правосудия сыночка, садиста-педофила, зверски убившего несколько маленьких девочек. Это как –  зачОт по безусловной любви?

Автор: Людмила Петрановская, детский психолог, педагог, публицист

Источник

Фото: Anne Geddes