Сиалор

Материнское чувство вины? Это не про меня!

Мамсила
Материнское чувство вины? Это не про меня! Чувствовать себя "плохой мамой" – это так модно нынче. Я не в тренде.

Девять часов вечера. Это мое любимое время суток. Мои мальчишки спят, а муж ушел на еженедельную игру в покер. Я наливаю себе немного вина, плюхаюсь на кушетку, беру пульт и наблюдаю за ведущим ток-шоу и смущенной женщиной, теребящей в руках платок.

Говорит, что она домохозяйка, мать троих детей, и она чувствует себя виноватой, когда играет на своем телефоне иногда на протяжении 20 минут и игнорирует своих детей. Ей кажется ужасным, что иногда ее дети весь день питаются только фастфудом и закусками, вместо того чтобы есть полноценную еду. Сочувствующий ведущий подходит к матери, гладит ее руку, и уверяет, что все мамы чувствуют себя виноватыми.

Если бы у меня был ее номер, я бы написала этой маме сообщение свободной рукой (той, которая не держит бокал), чтобы сказать ей... что?


Я делаю это все время. Двадцать минут игры на телефоне? Я отвлекалась на целый час, в то время как мой 4-летний ребенок рисовал черным маркером линии на всем, что попадалось ему под руку! Здоровое питание? Мои дети три вечера подряд могут поглощать хот-доги. По крайней мере, я сервирую их зеленой фасолью.


Последнее время мамы, чувствующие вину по тому или иному поводу, обсуждаются везде – по телевизору, в социальных сетях и в реальной жизни. Однако я не чувствую особой вины, даже когда мне приходится вытаскивать одежду из корзины с грязным бельем, чтобы мои мальчики не пошли в школу раздетыми.

Единственная толика вины, которую я чувствую, более коварна: я начала задаваться вопросом, не чувствую ли я себя виноватой из-за того, что я вообще не чувствую себя виновной?


Поскольку средства массовой информации продолжают атаковать меня примерами мам-домохозяек, работающих мам и просто уставших мам, которые считают, что они не соответствуют тому образу, которому должна соответствовать мать, я чувствую себя вне этого кризиса.

Я вижу ссылки, продвигающие крутую одежду, которую я не могу себе позволить, и предметы, которые, по-видимому, являются "обязательными" для стильной мамы. Иногда я вижу статьи, в которых говорится, что мои дети, которые ходят в государственную школу, не получат достаточно внимания и стимулов, которые им необходимы, чтобы попасть в хороший колледж.

Считается, что я должна устроить им внеклассные занятия, или перевести их в частную школу, или нанять им репетиторов… Потому что в наши дни недостаточно ходить в местную школу и ограничивать этим своих детей. И вам не следует думать, что учителя в обычной школе хорошо знают, как обучать их.

Мне повезло: у меня была мама, которая тоже не испытывала чувства вины. Когда я была маленькой, она была домохозяйкой, но она призналась мне, что лучшими годами ее жизни были те, которые начались после ее решения вернуться на работу в школу.


Она работала учительницей. Интересно, чувствовала ли я, что мной пренебрегли, потому что она предпочитала работать, вместо того чтобы быть дома со мной?

Оглядываясь назад, я помню, что ее выход на работу сделал нашу жизнь интереснее. В связи с новым графиком мамы, каждому члену семьи был назначен свой день для готовки ужина. Мой семилетний брат специализировался на мини-пицце, приготовленной на оладьях, я делала салаты, а отец часами сидел на кухне, чтобы приготовить еду к девяти, но всегда не успевал. После того как мама приходила домой, разговор за ужином часто вращался вокруг историй в ее классе.

Вечера были такими живыми и наполненными, что я не помню, чтобы я возмущалась тем, что моя мама вернулась на работу.


Вот и у меня не было никакого чувства вины работающей матери, а мой муж не пытался его во мне вызвать. Он мог бы обвинить меня, когда мы поменялись ролями – я начала работать, пока он оставался дома с детьми. (Я была неработающей мамой в течение четырех лет, и тогда я тоже не чувствовала себя виноватой. Плюс, мне нравился домашний дресс-код.)

Он мог бы сказать, что я не провожу достаточно времени с семьей. Он мог бы отказаться работать один день в неделю в нашем кооперативном детском саду, где орда горячих молодых мам суетится перед ним, как перед опытным и спокойным папой. Вместо этого он ходит так, как будто выиграл лотерею и светится от счастья. Я не получаю от него никаких упреков.

Между тем мои неработающие подруги-мамочки, которые могли бы определенно помочь мне испытать чувство вины, вместо этого искренне интересуются тем, что я делаю вне дома. Они любят приезжать ко мне на коктейль, обсуждать взрослые темы, пока наши дети превращают дом в руины.


Я бы плохо себя чувствовала из-за беспорядка, но дети могут все убрать. На прошлой неделе я, казалось, почувствовала приступ вины, когда одна подруга принесла кастрюлю, потому что догадалась (и правильно), что я не приготовлю ужин. Оказывается, это была не вина, а голод.


Однако именно мои дети больше всего помогают мне не испытывать чувство вины. Мой приезд с работы – это время ужина и моего внимании к ним. Дети рассказывают истории о том, как они провели день. Мало того, что они не укоряют меня, им стало казаться, что я похорошела, и это является одной из причин того, зачем мы заводим детей. Они – лучшее оправдание, чтобы не ругать себя. Ничто не съедает наше время так быстро (и при этом не дает никаких результатов), как самобичевание.

По какой-то причине я оказалась за чертой вины, которую испытывают мамы. И я вполне уверена, что никогда не захочу ее переступить.

Автор: , американская актриса и автор книг
Перевод Марины Польской специально для "Мамсилы"

Фото: 
Комментарии