Что делать, если у ребенка нет друзей?

Мамсила
Что делать, если у ребенка нет друзей? По четвергам у нас со старшей дочкой Марусей ритуал: после школы, пока ее младшая сестра на уроке музыки, а младший брат в садике, мы идем пить горячий шоколад в ближайшее кафе.

Тот четверг выдался по-настоящему весенним и солнечным, только вот Маруся почему-то брела, понурив голову, и не рассказывала, как обычно, про уроки и события в классе. Вдруг нижняя губа у нее задрожала, и моя дочка разразилась сумбурной речью, которая прерывалась всхлипами:

– Я сегодня хотела поиграть с Алексом, а он отказался. А потом девочки на перемене во дворе сказали мне: "Уходи, у нас своя игра!". Никто не хочет со мной играть, никто! У меня совсем нет друзей!


И горько заплакала.

В этот момент у меня тоже затряслись губы, руки и вообще все. Флэшбек из школьных лет: я, как всегда (ну, почти всегда), возвращаюсь домой из школы одна. В то время как другие мальчики и девочки обычно шли после уроков стайками, и потом еще долго зависали либо на детских площадках, либо в подъездах – в зависимости от времени года.

Я совсем не была популярной в школе. Все дни без исключения у меня были расписаны: три дня в неделю музыкальная школа, а еще английский и бассейн. Увлекательные тусовки в подъездах в этот график не вписывались. А еще я была на год-полтора младше всех своих одноклассников, женственные формы у меня нарисовались только к старшим классам, так что и в списке школьных красавиц я не значилась. И закадычной подружки, чтобы обмениваться секретиками, носить кулончики из двух половинок сердца и все такое, у меня тоже не было. Вроде было много приятелей, но близких друзей – нет.

Так живо все это вспомнилось, что снова стало очень горько, обидно, от несправедливости ком встал в горле.


Собственно, вот это физическое ощущение и вернуло меня из прошлого к реальности. Я постаралась успокоиться и несколько раз глубоко вдохнуть. Это все давно в прошлом. И это моя жизнь, а не моей шестилетней дочери. Не нужно проецировать на нее свои детские переживания.

Тема "у меня нет друзей" у Маруси всплывает время от времени, с разной степенью интенсивности. На детской площадке я вижу, что чаще всего она бродит одна, разглядывает какие-нибудь листочки и палочки, иногда читает.

Я вижу, как ей хочется присоединиться к девочкам из класса, которые бегают вместе и играют в свои игры, но она стесняется, робеет, боится, что не примут.


И, как водится, опасения воплощаются в реальности: случается, что ее действительно не берут в игру. Проблема выглядит еще острее на фоне младшей сестры, которая в свои четыре с половиной натуральная светская львица – всех знает, со всеми дружит и гуляет, бесконечно ходит по гостям и с вечеринки на вечеринку.

Обиженная девочка, которая живет во мне, удивляется и возмущается: ну почему? Ведь Маруся невероятно умная, интересная, увлеченная, у нее хорошее чувство юмора и она верный товарищ. Почему же другие дети этого не видят?

Взрослая часть меня понимает, что дружба, как и любовь – явление иррациональное, она не поддается логическому объяснению и не следует каким-либо алгоритмам. Дружат и с красивыми, и с некрасивыми, и с щедрыми, и с вредными, и с интеллектуалами, и с глуповатыми, с сильными и слабыми.

Неисповедимы пути зарождения дружеского расположения и не в моих силах "добыть" Марусе друзей. Но повысить шансы на ее популярность я вполне смогу.


В конце концов, я почти десять лет профессиональной жизни посвятила пиару и нетворкингу! Делюсь планом, которому я следую уже некоторое время (и вижу первые успехи!):

1. Встречают по одежке

Да, важно то, какой человек внутри, а не то, как он выглядит. И все же не нужно недооценивать "упаковку". К тем, кто внешне привлекателен, тянутся. Поэтому больше внимания уделяем гигиене, прическе, одежде. И придется на время придержать свое мнение по поводу того, что стильно, а что нет. Если среди девчонок-шестилеток в моде кеды с блестками и брелоки с плюшевыми пони – так тому и быть.

2. Все любят вежливость

Одна из моих любимых английских поговорок: “manners cost nothing”. Это ведь действительно так: совсем несложно говорить "спасибо", "пожалуйста", "если тебе не трудно", "ты мне очень поможешь, если…"

Доброе слово и кошке приятно, а искренняя улыбка и благодарность могут открыть многие двери.


3. Нет людей "лучше" и "хуже"

Одинаково открыто и уважительно нужно общаться и с директором школы, и с одноклассником, и с его родителями, и с официантом, и с лифтером, и с полицейским. Все важны одинаково. Тут необходимо, чтобы родители сами следовали такому подходу.  

4. Наглядный пример

Родителям нужно самим активно общаться, дружить, не обсуждать друзей и приятелей за спиной, помогать, иногда самим просить о помощи, обязательно благодарить и обращать внимание ребенка на проявления дружбы и взаимовыручки. "Как же мне сегодня мама Киры помогла! Вот это настоящий друг!"

5. Анатомия дружбы

Хотя и нельзя выявить алгоритм создания дружеских отношений, но можно анализировать и обсуждать с ребенком их важные составляющие. Верность, надежность, честность, доверие, эмпатия, взаимная заинтересованность, гибкость и способность адаптироваться к настроению другого человека – ключевые ингредиенты дружбы.

Обсуждайте эпизоды из фильмов и книг, объясните ребенку максимально детально, что такое хороший друг. В этом случае у него будет система координат, от которой он сможет отталкиваться, принимая решения. 

6. Все в наших руках

Проактивная позиция – это не только для дружбы хорошо, а и в целом для жизни. Вместо того, чтобы ждать, пока позовут играть – можно придумать свою интересную игру и пригласить остальных присоединиться. Мой любимый кейс на тему – Том Сойер и покраска забора.

7. "Нет" – это не конец света

Легко сказать: подойди и пригласи. А вдруг откажут? Посмеются? Важно донести до ребенка мысль, что в отказе нет ничего страшного. Если кто-то не хочет с тобой сейчас играть – это никак не характеризует ни тебя, ни того, кто тебе отказал. Нужно постараться не принимать слово "нет" слишком близко к сердцу и внутренне принять тот факт, что каждый человек волен общаться или не общаться с другими.

Еще полезно научиться "оставлять дверь открытой": вполне вероятно, что тот, кто не захотел играть вместе сегодня, захочет завтра.



8. Надежный тыл

Ребенку важно знать, что, каковы бы ни были его отношения со сверстниками и другими окружающими людьми, вы – его тихая гавань, его крепость, где его всегда безусловно примут, поймут и будут любить. Только напитавшись этим принятием и поддержкой, дети имеют достаточно смелости и душевных сил, чтобы выходить в большой мир и строить в нем здоровые отношения. 

Все помнят о том, насколько важна для развития ребенка "обогащенная среда". Это касается и социальных связей. Я как добрая паучиха-нетворкер (ну и сравнение!): потихоньку плету ажурную и обширную сеть контактов для моих подрастающих детей. Знакомлюсь с другими мамами и папами, устраиваю праздники и play dates (это когда дети запланированно приходят друг к другу в гости поиграть), пикники, приглашаю на чай с пирожными, стараюсь не забывать о днях рождения, запоминаю имена родителей, братьев и сестер.

Одним словом, сею семена дружбы, а что делать с урожаем – мои дети сами решат. Главное, "голодать" им точно не придется.  


Комментирует гештальт-психотерапевт Жанна Белоусова:

Маленькие детки тонки и чувствительны. Если им больно, они остро чувствуют это и проживают в полную силу, не умея скрывать отчаяние и обиду. С возрастом мы "наращиваем кожу". Нам становится стыдно показывать себя слабыми и уязвимыми, сомневающимися в своей привлекательности. Кажется: если будем выглядеть более справляющимися и классными, тогда-то все и захотят с нами "дружить" и "играть". Только вот тогда мы перестаем быть собой.
 
Решения, предложенные мамой в заметке, во многом иллюстрируют тот способ, которым люди в нашем нарциссическо-индивидуалистическом мире обходятся с обидами, стыдом и детской "нелюбимостью". Мы просто хотим, чтобы их не было.

Как психотерапевт я бы предложила здесь немножко замедлиться и взглянуть на ситуацию внимательнее.

Во-первых, важно признать чувства ребенка по поводу сложившейся ситуации и откровенно поделиться своими собственными переживаниями. Можно даже поплакать – ведь, на самом деле, это так больно и грустно, когда тебя отвергают!

Конечно, хочется немедленно начать что-нибудь предпринимать и исправлять ситуацию – но перед любыми действиями важно заметить, признать и прожить свои чувства.


Если в попытке поддержать вы говорите "ничего страшного" –  у ребенка возникает диссонанс. "Что же это, если не страшное? Ведь мне больно, и я боюсь. Боюсь, что мальчик не захотел играть со мной – потому что я какая-то неприятная. Боюсь, что никто никогда не захочет со мной дружить. Я ужасно, ужасно расстроена…"

Да, от таких сложных чувств хочется отвернуться, убежать подальше, но важно оставаться с ними, оставаться с ребенком в них, помогать ему замечать, проживать и называть их, одно за другим: "Похоже, ты испугалась", "Тебе больно", "Ужасно обидно, когда такое говорят", "Я бы очень разозлилась, со мной так нельзя говорить" и т. д.


Следующим шагом "нормализуем мир" ребенка. Он потерял ориентацию, нормальные причинно-следственные связи порваны. "Почему он так сказал? –  Потому что я какая-то неправильная" – вот образ, который остается в душе и голове у ребенка, пережившего отвержение.

Со стороны родителям легче увидеть: другие дети повели себя неприятно не просто так, у них были какие-то основания, у события был контекст. Возможно, с ними так же обращаются дома, или неприятному событию предшествовала ссора вашего ребенка и кого-то из компании?

Возможно, они были увлечены разговором или игрой и восприняли приближение вашего ребенка как вторжение?

Важно не "проскакивать", а тщательно сориентироваться в ситуации: почему тот мальчик или девочка тебе так сказали? По какой причине выбрали такие слова? Обсуждайте возможные варианты с вашим ребенком.


Маркером того, что ситуация достаточно прожита и осмыслена, является внутреннее спокойствие и вернувшееся доверие к миру. Ощущение себя "ок". На этом этапе можно порадоваться и похвалить себя: основная противотравматическая работа проведена. У такой ориентации есть еще один плюс. Если мы поймем мотивы и переживания обидчика, то сможем взглянуть на него с симпатией и сопереживанием. Часто это сделать непросто, нужна большая душевная работа, но окружающими людьми она будет воспринята с благодарностью.

После этого будет полезно пофантазировать вместе с ребенком: могло ли быть все по-другому? Как бы ему хотелось, чтобы было? Что ребята могли сказать или сделать иначе? Что хотелось бы от них, этих конкретных людей, услышать?


Почему важно разбирать конкретную ситуацию, а не рассуждать по принципу "хочу, чтобы все меня любили"? Детки часто обобщают: "У меня нет друзей", "Никто меня не любит", "Никто не играет". Да и во взрослом возрасте мы "грешим" убеждениями вроде: "В мире вообще мало порядочных". Так мы распространяем свой болезненный опыт на "всех", навешиваем ярлыки, фиксируя некий паттерн отношений. Потому что, если меня "никто не любит", я начинаю быть тем и вести себя как тот, кого никто не любит.

Пытаясь завести друзей "массовым усилием", мы на самом деле уходим от контакта с другими людьми. Но в дружбе не стоит гнаться за количеством – важно ее качество. Знаете, в учебниках по истории пишут про экстенсивное и интенсивное освоение земель? Так вот: "экстенсивное освоение друзей" нам не нужно. Нам бы с каким-нибудь одним человеком разобраться. И начинать удобно с тех, кто ближе всех. Почему этот мальчик отказался со мной играть? Почему он мне так ответил? Пусть ребенок попробует войти в контакт с "обидчиком" и проговорить свои чувства и мысли. Из таких обсуждений рождаются удивительные дружбы!


А дальше идет самый главный пункт. Ребенок определил и проговорил, чего он ждет от общения, какова его потребность. Как правило, мы ждем "первого шага" от другого: пусть он покажет, что я ему нравлюсь, тогда я тоже смогу ему улыбнуться и быть отзывчивым. А давайте попробуем наоборот? Если ребенок хочет, чтобы та девочка приветливо ему улыбнулась – пусть попробует сделать это первым.

Дети, которые испытали опыт отвержения – родителями или другими детьми – начинают опасаться, что снова не будут приняты. Они становятся очень внимательными и наблюдательными. Приближаясь к каждому человеку, они моментально считывают малейшие признаки симпатии или антипатии по отношению к себе.

Речь идет о микро-мгновениях: возможно, ребенок подходит к группе других детей на площадке чуть медленнее, на легкой задержке дыхания. Он заранее настраивается, что ему не будут рады. И в этот момент он как будто бы "уступает" действие, которое хочет получить в свой адрес: радушное приветствие и приглашение к игре. И на площадке точно есть дети, готовые пойти навстречу, но из-за этого секундного промедления и неуверенности они тоже начинают думать, что не слишком-то нравятся этому человеку.

И, не умея еще выражать себя бережно, они могут сказать что-то резкое и ранить чувствительного ребенка. Страх устанавливать контакт усиливается.  


Мы можем помочь ребенку увидеть и понять чувства окружающих людей, поддержать его в том, чтобы открываться первым и первым приглашать симпатичных ему деток в отношения. И тогда эмпатия, доверие и открытость станут залогом дружбы. Ведь дружба, как и любовь – это не фиксированная данность. Это процесс, в котором при каждом общении много новизны  и который требует постоянного творческого приспособления.

Фото: pixabay.com, unsplash.com