Большое видится на расстоянии: о новых тенденциях в образовании

Мамсила
Большое видится на расстоянии: о новых тенденциях в образовании В интервью Александру Гизи, основателю Образовательного форума World Schools Show, эксперт по андрогогике* Елена Черникова двумя руками за дигитализацию, но объясняет, почему система образования еще долго останется прежней.

– Как вы думаете, перевод информации в цифровую форму облегчает понимание школьных предметов?

– Несомненно. Особенно интерактивные методы. Они позволяют взаимодействовать с ребенком на его уровне восприятия и дают колоссальный результат.

У компании Mail.ru была отличная идея – сделать чат-бот для преподавателей. Система простая: каждый мог сложить алгоритм и получить бот, который помогал бы детям читать книги, проверять домашние задания, стимулировал общаться.

С неодушевленными системами отношения складываются проще, бодрее, чем с одушевленными, и получается, что преподаватель никуда не делся, система на месте, а эффективность работы повысилась.


– Означает ли это, что в системе образования грядет революция?

– Ключевая ошибка при работе с новыми технологиями заключается в том, что люди полагают, будто они меняют все и разрушают старую систему педагогики, а это абсолютно не так. Новые инструменты позволяют сделать более понятной базу, которая сама по себе тоже продолжает пополняться.

Любые глобальные структуры инертны. Всегда остаются решения предыдущего этапа развития. Например, вернулся в 2039 году ученый с межгалактической конференции, припарковал на крыше шаттл, зашел в квартиру, захотел принять душ, а горячую воду отключили. То есть инфраструктура, которая связана с трубами или иными коммуникациями, скорее всего, останется еще надолго, потому что ее невозможно быстро поменять.

В образовании та же ситуация. Есть большие структурные решения. Их проблемы можно сокращать, но надо понимать, что принципиально мало что изменится за короткий срок.


– Какова роль новых трендов в образовании?

– Тренды не меняют систему, а скорее создают расслоение. С другой стороны, тренды приносят новое, например онлайн-общение, благодаря чему школы обмениваются опытом – по сути, обмен микроэлементами системы. Это помогает понять, как усовершенствовать процесс обучения, чтобы быть актуальным и для следующего поколения.

– Есть такая гипотеза, что лет через 15 учителей как таковых не будет. Возможно ли?

– Если бы школьники сдавали экзамены интерфейсу, а не преподавателю, и он, например, подсказывал, как надо читать Маяковского, а как – Бродского или Тютчева, то я думаю, игровые моменты помогали бы. Но педагоги важны – они живые люди, они формулируют образовательный контент.


Честно говоря, не знаю, что будет дальше. Вот принес ребенок из школы двойку и пришел к своим современным родителям, погруженным в инновации. Что они ему скажут? По педагогическим законам они должны его наказать. Но теоретически понимают, сама по себе оценка бессмысленна. А школа требует участия родителей в процессе обучения. Или, скажем так, давит на детей через родителей,а это показывает огрехи в системе, ее беспомощность, неспособность справляться самостоятельно.

В моем детстве родители в процесс не вникали. Хорошо, если помнили, в каком классе я учусь, потому что система была самодостаточной.


– Новые методики обучения оказывают воздействие на образование в целом?

– Есть много школ, где можно обучаться по новым методикам, но мы не можем говорить о них как о рынке образования вообще. И массовых изменений старой системы образования пока не видим. Логичной мне кажется теория, когда вся система образования построена по принципу индустриальной революции – чтобы люди делали одинаковые вещи в одинаковом процессе. Но сегодня в тренде разные взгляды и разные подходы. Что делать? Как родитель, я делаю упор на корпоративные образовательные программы, а повлиять на школу не могу.

– Можно ли оценить эффективность новых методик?

– Можно поделить образовательные программы на короткие спринты, просматривать и анализировать каждый этап: что было позитивного и негативного, что работает хорошо, а что работает плохо. Так происходит внутри компаний, обучение ради сертификации.

– Бизнес использует новые технологии ради просвещения или ради прибыли?

– Есть такие универсальные методы – например, трудовое воспитание, когда развитие происходит наслоением, а не отрицанием. Бизнес сейчас за трудовое воспитание, а труд все больше меняется в интеллектуальную сторону. Бизнес должен готовить свои процессы под следующее поколение, тогда он будет прибыльным. Зона интереса – управление инновациями.

Мне кажется, что если сейчас в образовательную среду придет огромный поток стартапов, новых инвесторов, то будет результат. Как случается, когда новое внедряется в застоявшуюся систему. Надеюсь, мы этого не пропустим.  Но старые добрые методы, которые работают, хоронить не следует.

Если вы хотите больше узнать по этой теме, приглашаем посетить Образовательный форум World Schools Show, который пройдет в Москве 18-19 марта. Билеты доступны на сайте форума.


*эксперт по образованию взрослых

Для справки:

Андрагогика (гр. андрос – взрослый человек, мужчина; агогейн – вести) – раздел теории обучения, раскрывающий специфические закономерности освоения знаний и умений взрослым субъектом учебной деятельности, а также особенности руководства этой деятельностью со стороны профессионального педагога.

Фото: bessarabiainform.com, unsplash.com