Светлана Ройз: агрессия в школе

Мамсила
Светлана Ройз: агрессия в школе На пятом запросе за неделю об агрессии детей в школе я напряглась, на 10 уже заволновалась. С каждым случаем, конечно, нужно разбираться отдельно. И, наверное, скоро возникнет социальный запрос на команду модераторов, работающих в школах. То, о чем мы можем подумать и что можем делать профилактически.

Агрессия в здоровом варианте направлена на обозначение границ, защиту. "Здоровая агрессия" – это в том числе и целеустремленность, достижение цели. Но это здоровое поведение не выглядит "агрессивным". Здоровая агрессия – в том числе и действовать, что-то менять. "Бери и делай!"

Агрессия (если речь не идет об органике) вырастает из страха, бессилия, ощущения небезопасности и тревоги. За агрессивным поведением важно искать страх. 


Агрессия бывает:

- активной и пассивной. Активно-агрессивное поведение – это, например, прямая угроза, это само агрессивно проявленное действие. Пассивно-агрессивное – это нытье, брызганье ядом с дивана в ленту Фейсбука, сплетни, ругалки на заборах, обесценивающие шутки, топанье ногами, удары кулаком по столу.

- вербальной и тактильной-физической. Вербальная – это крик, ссора, угрозы, проклятья. Тактильная или физическая – драка, любое применение физической силы.

- внешней или внутренней. Внешняя направлена на объект во внешнем мире. Внутренняя – аутоагрессия – это самобичевание, самоуничижение. Аутоагрессия приводит к психосоматическими заболеваниям (порезы, шрамирование могут быть одними из признаков аутоагрессии). 

- защитной и провоцирующей. Защитная – ответ на чьи-то действия. Реально несущие опасность или воображаемые. Провоцирующая – наносящаяся удар первым. Втягивающая в конфронтацию. 

Агрессивное поведение может быть вызвано органическими нарушениями (травмами мозга, например) или последствиями травматизации.

Мы практически всей страной живем в состоянии хронической травматизации. И один из признаков – снижение чувствительности. Мы уже не воспринимаем информацию о боли, резкие скачки настроения. И неожиданные вспышки агрессии в ответ на незначительные воздействия. 


Дети также попадают в воронку травмы. Первый этап работы с травматизацией – стабилизация. Возвращение ощущения безопасности. Дома и в школе. Чем тревожнее ребенку в школе, чем больше он боится совершить ошибку, чем больше "заточена" школа на рейтинги и статусы, чем выше в школе конкурентность, чем меньше внимания уделяется чувствам ребенка –  тем больше может быть агрессивности. 

Но есть и обратный процесс – в излишне демократичных школах, где не простроены границы, где нет четких правил, где нет ощущения авторитетности взрослого (не авторитарности), дети устанавливают свои правила. Но через агрессивное поведение.

Агрессия может быть обусловлена гормональным фоном – гормоны тестостерон, адреналин, кортизол – это гормоны подросткового возраста. Это время, извините, "выращивания яиц", время столкновения, как в животном мире, оленьими рогами. И одновременно у подростков часть мозга, отвечающая за реакцию на опасность, миндалевидное тело, находится в постоянном возбужденном состоянии. Жизнь многих подростков – приостановленное возбуждение, которое срывается с предохранителя на любую реальную или чаще кажущуюся опасность.

Мы сейчас живем в мире с "выученной агрессией", к сожалению, даже очень хорошие фильмы и мультфильмы переполнены сценами неоправданного насилия. Для нашего мозга безразлично – он воспринимает информацию с экрана или видит в реальной жизни. Мы приучаем себя и своих детей к "выдерживанию" все большей агрессии.


Современное поколение – дети с высочайшей чувствительностью, но к сожалению, часто не умеющие эмпатировать. Когда-то Илларион Павлюк приглашал меня к участию в замечательном важном и сложном проекте – "Ген Жестокости". Найдите его, пожалуйста. 

Суть в том, что эмпатия может быть врожденным качеством, но она нарабатывается в полноценном эмоциональном контакте... В достаточно раннем возрасте. Нарабатывается в играх с родителями, в контакте со сверстниками в дворовых играх. То, на что сейчас хватает сил родителям – почитать, выучить стихи, вместе посмотреть фильм, сделать уроки. Дети сейчас практически не играют в реальной жизни вместе, группами. Центрам эмпатии "не на чем" активизироваться.


Высочайшая чувствительность без эмпатии дает на выходе тревожность и уязвимость. И активную потребность в защите границ. На вопрос родителей, зачем играть с ребенком – все, что написано выше, – один из ответов.

Вопрос, который я часто задаю родителям – учатся ли на вашем примере дети здоровой конфронтации?


Освоение, проживание агрессии

Контуры нормы – 1 год, 3-4 года, подростковый возраст. Это время очерчивания "границ личности", в каждом возрасте – своим способом.

Если в семье ребенка есть запрет на проживание агрессии, он это будет делать через идентификацию с отрицательными героями сказок, мультфильмов, игр (в этом единственная польза некоторых мультфильмов), ребенок может выбирать в магазине монстроподобные игрушки или дружбу с хулиганами (которые "вместо него" проявляют качества и эмоции). 

В тех семьях, где запрещены подушечные бои, пистолеты, солдатики, дети находят выход своей "агрессивности", а на самом деле архетипической роли воина, в чем-то другом, не всегда продуктивном. Наша задача не "изъять", а направить энергию ребенка.


Дети, как правило, "ловят" и проживают вытесненное напряжение взрослых. Чем больше у нас тревоги, чем больше сопротивления, не направленного в конкретные действия, тем больше у наших детей будет агрессивных импульсов. 

Параллельно я всю эту неделю наблюдала за войнами в Фейсбуке, слышала от учителей и от родителей об их ругани в Вайбере.

Про войны в Фейсбуке я уже написала – это проявление пассивной агрессии вместо реальных продуктивных действий. А для групп в Вайбере я бы предложила тем, кто участвует в таких группах  (понимаю, что для быстрого обмена информацией, это может быть удобно), ввести правило – обмен только информацией. Для эмоций – только личные встречи.


Агрессия – признак того, что ребенку небезопасно и больно

У меня был случай в самом начале моей практики. Папа привел сына на прием с жалобами на агрессивное поведение в школе. Тогда я еще работала с детьми отдельно (буквально после этого случая стала приглашать на прием всю семью).

Работая с мальчиком, я увидела у него на ладонях шрамы. Спросила, что это. Оказалось, что папа, чтобы научить сына "быть мужиком" прижигал ему ладонь сигаретой... Парень в школе "возвращал" свою "мужественность" тем, кому мог отомстить за боль. 


Часто старшие дети в семье, которых с их точки зрения несправедливо (и часто так и есть) наказывают за конфликты и конфронтации с младшими, начинают борьбу со своими одноклассниками (проекцией братьев и сестер) за "место" рядом с учительницей, да и вообще за место в жизни.

Часто дети, кумиры семьи, идут в мир реализовывать амбиции родителей. Сталкиваясь с тем, что рядом тоже есть гении, начинают конкурировать через обесценивание, провокации, травли.

У Людмилы Петрановской есть о травле в школе. К сожалению, нет универсального "инструмента" превращения нездоровой агрессии в здоровую. В каждом конкретном случае нужно искать свой.

И детей нужно учить одновременно умению защитить свои границы, противостоять агрессии, осознавать свои настоящие потребности и чувства, трансформировать агрессию в здоровые действия и проявлять эмпатию.


Возможно, мы сейчас многие, если не всей страной этому учимся...

Сейчас в работе с конфликтами мне очень нравится метод "Ненасильственного Общения" Маршала Розенберга. Я бы очень рекомендовала учителям и родителям, как минимум, прочитать книгу "Язык Жизни. Ненасильственное общение." Я не видела ее давно в продаже, но знаю, что ее можно скачать. В книге подробная инструкция – как модерировать конфликт, как понять, что может находиться за конфликтом.

Но в любом случае, если мы сможем из "заряда" агрессивности ребенка изъять то, что относится к нам, ребенку будет только легче. 

Я постепенно, когда будет появляться время, буду писать о разных методах работы с агрессией. 

Добрых дней нам.

Автор: Светлана Ройз, детский, семейный психолог.

Фото: 
Комментарии