Ни слова про детей

Мамсила
Ни слова про детей В светской беседе существуют четыре табуированные темы: политика, религия, здоровье, деньги. Потому что как только среди канапе и бокалов с игристым какой-нибудь недотепа заявляет, что терпеть не может Трампа, боится женщин в хиджабах или третий год безуспешно лечит гайморит, фуршет перестает быть томным. Интеллигентные люди, подогретые алкоголем, в лучшем случае становятся друг другу неприятны, а в худшем – устраивают балаган.

Я считаю, что пришло время внести в свод запрещенных тем еще одну – дети. Увы, мы не научились спокойно, ненавязчиво и доброжелательно говорить с малознакомыми людьми о детях и всем, что с ними связано. Не только в соцсетях, но и в реальной жизни.


И даже если нам удается сохранить благовоспитанное лицо, мы долго еще прокручиваем в голове эти разговоры, придумывает красивые ответы и про себя машем кулаками.

Недавно я оказалась на дне рождении подруги, которое решено было отметить в милейшей ресторации и без детей. Вот вообще без. Потому что подруга, мама мальчиков-погодок, вполне справедливо мечтала тряхнуть стариной после трехлетнего маршрута "дом-площадка-дом" в обществе нормальных взрослых людей, которые не бросают козявки в суп и не играют в машинки за едой.

Мероприятие обещало быть легким, как поцелуй весны. Праздничный зал был любовно украшен лилиями. Многообещающе сверкали бокалы. На блюде вульгарно развалился лосось звеньями.


Девочки явились надушенные и напудренные, шуршали подарками и букетами, кричали "С днем рождения!" и неистово обнимались. Шампанское, смех, хумус, вяленые томаты.  Игривый треп о милой ерунде.

– А мой Степа пошел в первый класс! – с гордостью сообщила гостья в гороховом платье. Подруга напряглась. После получасового обсуждения акции "Дети без цветов", которая тут же поделила собравшихся на два враждебных лагеря, подруга взмолилась: "Девочки, давайте не будем про детей!".

Но адский механизм уже был запущен и скалился хищными жерновами, в которые в одночасье должны были сгинуть и женская дружба, и легкость бытия, и теплый осенний вечер на одной из московских крыш.


– Вы представляете, – не унималась "гороховая". – В классе со Степой учится жуткий хулиган! Дерется, плюется, бегает по классу. Я считаю, что таких детей надо изолировать от общества. Я уже написала об этом его мамаше в чате, так она послала меня по известному адресу.

– Я бы на месте этой мамаши тебя бы тоже послала, – вступилась за неизвестную мать моя либеральная подруга. А заодно удалилась бы из дурацкого чата.

– Мы же решили, что не будем про детей, – строго напомнила я.

– Если вам, девочки, не интересно разговаривать о своих детях, зачем их вообще было рожать, – выступила другая подругина подруга в лучших традициях фейсбучного холивара.

Девочки загрустили. В гнетущей тишине праздника недружелюбно застучали столовые приборы. "Гороховая" и подругина подруга, молча ели горячее.

Я смотрела на них и думала: "Вот ведь ненормальные. Одна свирепствует в родительских чатах, другая так просто святая женщина. И бусы нацепила уродские".


После бутылки шампанского дамы повеселели, и разговор перешел в безопасное русло: обсуждали фильмы, книги, работу, парк Зарядье и, разумеется, мужчин. А после второй окончательно помирились, бурно извинялись и разумно решили, что спрятаться на московской крыше и не говорить о детях – это вообще очень здорово, особенно если они целыми днями сидят у тебя на голове.

Оказалось, что "гороховая" обладает прекрасным чувством юмора и умеет печь какие-то невероятные кулебяки с капустой. А "святая женщина" организовала фонд помощи старикам и лично ездит по домам престарелых – поет для них романсы, причем весьма недурно. Нам она тоже спела. Под гитару.

Я устыдилась, что вот так, из-за одной фразы записала их в аутсайдеры.


А наша общая знакомая, которая пока не обзавелась потомством, печально призналась, что, как только в компании речь заходит о первом прикорме, она чувствует себя чужой на этом торжестве памперсов и борется с желанием спешно покинуть тусовку…

Согласитесь, это нормально, что в вопросах воспитания детей у каждой мамы есть собственное мнение. Потому что это ее ребенок, ее семья, ее жизнь. Делать или не делать прививки, носить ли в слинге до трех лет или отдать в сад в полтора, кормить домашним пюре из брокколи или гамбургерами – это ее выбор и ее ответственность.

Однако именно в области материнства любое несовпадение во взглядах чаще, чем хотелось бы, вызывает необъяснимую агрессию и откровенную неприязнь к человеку, который думает и делает по-другому.


Но вот представьте, что вы, например, любите кофе, а девушка, которая оказалась на соседнем кресле в самолете – чай. Не станет же она вам омерзительна только потому, что будет купать чайный пакетик в кипятке. А вот женщина, которая убеждает, что вы убиваете ребенка прививками и сосисками – однозначно.

Просто материнство это не только самый эмоциональный опыт в жизни женщины. Это еще и очень личный опыт, в основе которого и собственное детство, и отношения внутри семьи, и стремление быть счастливой в этой новой для себя роли.

Добавьте сюда информационный штурм из книг по детской психологии, ресурсов для родителей, рекламы и советов коллег по площадкам – и все, добро пожаловать, невроз. Поэтому давайте просто не трогать эту тему, пока мы не научимся с уважением относиться к чужой позиции и не перестанем оголтело навязывать друг другу свою. А на вопрос "как там ваши детушки" отвечать лаконичное: "Спасибо, хорошо". И ни слова больше. В лучших традициях светского общества.

Автор: Елена Безсудова, писатель, журналист, мама мальчика Германа.

Фото:    
Комментарии