Психолог – о детской и родительской тревоге

Мамсила
Психолог – о детской и родительской тревоге Сейчас очень много материалов на тему детской тревоги, тревожности, и родители в целом стали более сознательно относиться к личности ребенка. Но хотелось бы подробнее поговорить именно о проблемах родителей в этом ключе. То есть если мы предполагаем, что уровень тревоги ребенка действительно высок – что, помимо неких практических рецептов, нужно маме и папе, чтобы разумно с этим справляться?

На вопросы нашего колумниста Дарьи Ивановской отвечает , практикующий психолог, гипнолог, исследователь поведения, общения и способов влияния, ко всему прочему – отец, который воспитывает очаровательную дочь и ожидает пополнения в семье.


– Во-первых, вопрос такой: где должна заканчиваться инициатива и начинаться здравый смысл? Как понять маме или папе – ребенок действительно тревожный или просто устал и капризничает? Как отличить особенности характера от повышенной тревожности?

– Для обыкновенного родителя проще всего будет запомнить следующее: повышенная тревожность будет проявляться практически во всех ситуациях, имеющих минимальную значимость для ребенка. Проще говоря – ему беспокойно всегда.

Но если он выспался, поел, покакал, с разбегу взлетает на горку, ныряет в воду и пытается укусить соседскую собаку – он в норме. А начавшиеся внезапно капризы по тому поводу, который обычно не вызывал эмоций – это усталость или голод.

Дети не до конца умеют идентифицировать свои чувства – хочется в туалет, а он плачет, требуя тем самым у мамы разобраться. То есть пробуем метод исключения. Накормили? Да! Одет удобно? Да! Болезней нет? Нет! Проявления капризов внезапны или в любых условиях?

Тревога не проявляется внезапными капризами ни с того ни с сего, она статична, постоянна.


– Тогда следующий вопрос. Часто я вижу жалобы на такую ситуацию: один родитель (допустим, мама, которая проводит с ребенком много времени) умеет определять проявления именно тревоги и готов разбираться с ними. В это же время, когда ребенок проявляет беспокойство в виде капризов или других "фокусов", папа, бабушка, дедушка – другой член семьи – просто спешат отвлечь или наказать за плохое поведение. Как в такой ситуации уверенной в "диагнозе" маме и не обидеть ребенка, и не рассориться с домашними, создавая опасный образ хорошей мамы против плохих домочадцев?

– Первое, что хочется уточнить: нет ли перекоса у мамы? Все запросы по детям, которые были в моей практике, были связаны с родительским поведением. Даже если ребенок с физиологическими проблемами, то тревожная мать усиливала диагноз.

Но если мама, что называется, в адеквате, то тут нужны только переговоры. Если в вашей семье не бывает бесед по типу "может, я и не права, но нужно обсудить мои подозрения", то у меня для вас плохие новости.

Если даже вопрос становится о противопоставлении мамы и папы (или других родственников) – то у меня для вас новости еще хуже.


Здесь же хочется сказать о наказаниях. В любом случае, если это внезапное наказание за внезапное же плохое поведение, то кроме "выученной беспомощности" и безынициативности ребенка, вы ничего не получите в результате. Кроме того, похвала за хорошие и верные поступки, позитивное подкрепление (это подтверждают серьезные научные наблюдения) – намного эффективнее наказаний.

Наказания же могут применяться, только если ребенок заранее знает о возможной угрозе наказания, с ним было оговорено – на его простом языке.


И каждое наказание должно соответствовать проступку и не касаться личности ребенка. То есть за мелкую шкоду уместно лишить конфет на день (заранее оговорив такие меры), и неуместно бить ремнем (что вообще, откровенно говоря, негодная мера). Или говорить о личности – "ты плохой мальчик". Мальчик он хороший, просто сделал нехороший поступок.  

– А как определить, где проходит грань между тревогой ребенка и тревогой родителей? Что нужно понимать, чтобы не принимать одно за другое?

– На самом деле эта грань весьма условна. Любая тревога ребенка – это проявления тревоги родителей. Дети учатся всему, даже таким вещам, которые кажутся второстепенными. Полностью считывают микро-поступки, микро-мимику и микро-эмоции и составляют из этого собственную стратегию реагирования. Если вас зовут Тарзан, то вряд ли ваш ребенок будет беспокоиться при виде, скажем, животных. Потому как у Тарзана и быть не может беспокойства внутри по этому поводу. Ни мышца не дрогнет.

Поэтому – сколько ни занимайтесь с психологом или в садике с ребенком, все будет бесполезно, если у мамы губа дрожит от страха при виде животного или когда ребенок с горки скатывается резче, чем мама привыкла. Пока "Тарзан", говоря метафорически, в душе не проявится – ребенок будет тревожным.

– Хорошо, но, как понять, что ты как родитель с этой тревожностью не справляешься? Сейчас многие стали использовать понятие "контейнирование", и оно часто воспринимается как панацея – если давать ребенку выговорить и выложить все проблемы и тревоги, то ему станет легче. Действительно ли это так, и что делать, если легче не становится? И кому в первую очередь должно стать легче – ребенку или родителю?

– Начнем ответ с конца – он связан с предыдущим вопросом. Да, вначале лечим мозги себе. Любым доступным способом. И не факт, что у вас все хорошо, даже если вам так кажется. Это всегда "слепая зона".

Попросите кого-то (а лучше нескольких людей), кто более-менее адекватен, оценить вашу тревожность. Если в один голос говорят, что вы беспокоитесь без повода, то стоит работать с собой далее.


Еще прекрасный способ оценки себя – ваш же ребенок. Уж поверьте, это работает как чудо: мама стала спокойней – у ребенка меняется поведение (если мы не говорим о клинических нарушениях или неврологии). По поводу того, чтобы дать ребенку выговориться – это, разумеется, поможет. Но только снять напряжение. Смягчить ситуацию.

Однако я принципиально против методов – простого отреагирования. Если не проводить анализ и углубленную работу, они могут закрепить реакцию, например, ту же агрессию, как привычную. Человеку нужно будет "просто отреагировать". На это можно подсесть, как на наркотик.

Я утверждаю, что внимание стоит направить на то, чтоб воспитывать в ребенке определенное качество, например, умение оценивать ситуацию и находить спокойный и уверенный способ реакции.


Да, это не сразу. Да, для маленьких детей – нужно в простой форме (это как тренировка – от малого к большому). Но писать в горшок вы тоже не сразу научили его.

И если он обеспокоен больше обычного – выяснять его установки: почему он решил, что то, что напугало его, является страшным, почему он не хочет менять свою убежденность, почему держится за страх. Работать только с внешним проявлением бывает полезно как "скорая помощь". Терапия же проходит в госпитале, в палате. И этот процесс – не единичное действие. Говоря опять метафорически.

специально для "Мамсилы".

Фото: 
Комментарии