Голос родителя для ребенка

Мамсила
Голос родителя для ребенка Каждый взрослый время от времени слышит внутри себя голос своего родителя. Сколько раз на сессиях я задавала вопрос своим клиентам: "Чей голос вы сейчас слышите в своей голове?". "Мамы!" – чаще всего отвечали мне, реже это был голос папы или бабушки.

Чаще всего это были указующие, наказывающие голоса, но в моменты переживания радости или наполненности эти же голоса могли быть теплыми и поддерживающими.

Как же мы сейчас, будучи родителями, говорим уже с собственными детьми?

По-разному и из разного состояния. И в зависимости от этого они слышат или не слышат нас, открываются или закрываются, напрягаются или расслабляются.


Голос раньше прикосновений связывает нас с нашими детьми. Дети слышат голос еще в животе у мамы и запоминают его.

Насколько наш голос, его нюансы, его обертоны соответствуют тому, что мы хотим сказать ребенку?

Если записать свой голос на диктофон, оказывается, его звучание не соответствует нашему внутреннему восприятию, тому что и как мы собирались говорить. Замечали?

Так что же есть голос?

Голос – это выражение состояния говорящего. И это же состояние отражается во всех телесных процессах. Например, в состоянии страха сжимается средний отдел тела, выбрасывается адреналин в кровь, и она приливает к конечностям, уходя из грудного отдела.

"Сердце в пятки ушло", помните? В голосе это отражается как дрожь, суета. Взгляд испуганный, гортань будто провалилась, речь становится неуверенной, неустойчивой и одновременно в ней слышится призыв: "Беги или прячься".

Тот, кто слышит, реагирует молниеносно, и слышит он не слова, а голос, тембр, интонации, темп речи.


Так работает невербалика. Дети слышат сначала настроение и чувства, на них и реагируют. Кстати, этого лишена современная коммуникация через чат. Речь в чате беззвучна и поэтому свободна от посланий родительского подсознания. Хотя даже в этом случае ребенок помнит родительские интонации и слышит их, читая фразы с экрана. Но с маленькими детьми мы общаемся только голосом.



Они учатся в общении со взрослыми эмоциям, речи, действиям, реакциям. Учатся, впитывая все поведение взрослого напрямую, благодаря зеркальным нейронам. И тогда возникает второй вопрос: что конкретно мы передаем детям во время разговора? Смысл в том, как быть в контакте с тем, чего мы в себе не знаем. Что  говорит через нас помимо нашей воли? Насколько мы с этим знакомы и дружны?

Часто через человека и помимо него говорят вытесненные переживания. Непрожитое горе, незажившие раны, неотпущенные отношения, горе, печаль, недоумение, страх, тревога.


Все то, что нам трудно осознать и пустить в свою жизнь. И мы же бережем своих детей от этого. Думаем, что бережем. А на самом деле? На самом деле транслируем своим голосом эти переживания. Они есть, они живут и влияют на нас.

Три типа вытеснения живут в наших голосах:

1. Шок. Падение, столкновение, медицинская операция, авария, потеря близких, развод, увольнение, нападение, обесценивание, жестокость, равнодушие. Все это воспринимается как шок, остановка естественных и здоровых жизненных процессов. Обычно переживается как поражение и потеря смыслов.

2. Сильное потрясение, которое трудно осмыслить, интегрировать в жизнь, оно живет под спудом и меняет жизнь. Например, переезд или слом шаблонов восприятия, глобальное несоответствие ожиданиям. Оно может не разрушить жизнь, но меняет отношение к ней, а значит и ее ход.

3. Детские травмы. Если в детстве родители не хотели или не могли удовлетворять потребности ребенка, не откликались на его сигналы на любом этапе развития, переживания ушли глубоко в подсознание и остались в теле зонами напряжения. И влияют на жизнь взрослого незаметно для него самого.

Последний пункт важен именно потому, что это влияние не так очевидно, но существенно. И в том числе влияние на голос. Например, если ребенок попадает в ситуацию–триггер для родителя, то родитель вдруг меняется и в лице, и в голосе, сам погружаясь в травмирующую ситуацию, не замечая, что он в ней ведет себя или как собственный родитель, повторяя буквально его фразы и интонации, или же как маленький, повторяя себя в детстве.

Думаю, что многие это переживали. А выйдя из ситуации, не понимали, что это было. Все это живет в нас, это наша история.


Я с уважением отношусь к этому. Вопрос, насколько я это осознаю, в контакте ли я с этими переживаниями. Насколько я вытесняю их. Они выскакивают из меня неожиданно, или я их чувствую и знаю, когда они приходят. Если я это знаю, то я буду это учитывать во время разговора с ребенком.

Все те, кто приходит в психотерапию, на самом деле хотят познакомиться с этими глубинными переживаниями. Открыть доступ к своему глубинному "Я". Научиться ним разговаривать и слышать его послания, его голос.

Я нашла специалиста по голосовым практикам и отправляюсь в это исследование своего внутреннего голоса.


Если вы тоже хотите попасть на мастер-класс Александра Коско из Израиля, телесного терапевта, специалиста по голосовым практикам, тренера с 2004 года, знатока восточных практик с 20-летним стажем, записывайтесь на 4-часовой мастер-класс, который будет 26-го сентября, .

Автор: Руфина Ширшова, психолог, травмотерапевт, мама четырех сыновей, в прошлом кадровый консультант, соавтор концепции "Исцеляющее родительство" и "".  

Фото: , 

Релевантные ссылки

Комментарии