Конспект: Александр Колмановский "Воспитание без наказаний"

Мамсила
Конспект: Александр Колмановский "Воспитание без наказаний"

Наш эксперт Юлия Величка выделила самое важное из статьи Александра Колмановского "Воспитание без наказаний" психолога, директора центра социально-психологической реабилитации "Наша жизнь". Самое важное – в удобном тезисном формате.


Наказание ребенка
 
Наказание:
 
– желание причинить ребенку боль в надежде на то, что у него выработается условный рефлекс (пример: лезет в розетку – ударили по руке – больше не лезет – ошибочно).
 
– направлено на ущемление чувств ребенка, а потом и взрослого (пример: "не сделал урок – сиди 3 дня дома"). 


Содержательное насилие (принуждение):
 
 – направлено на сущность проблемы, на то, чтобы ребенка сейчас что-то заставить делать, и сопровождается защитой чувств ребенка, всемерными усилиями никак его не травмировать;
 

Пример: ребенок не хочет пристегиваться ремнями безопасности в машине, родитель насильно заставляет ребенка пристегиваться, удерживает его, капризничающего, вырывающегося, кричащего, и изо всех сил утешает: "Детка, понимаю, что это, наверное, очень неприятно, и мне очень жаль, но без этого точно нельзя ехать, потому что нас оштрафуют и вообще не пропустят". Цель насилия – пристегнутый ремень.

 
– Не имеет целью сделать плохо, это ВЫНУЖДЕННО плохо;
 
– Сопровождается всемерным сочувствием к ребенку, переживанием.
 
Поставить в угол, лишить айпада, телевизора: физического насилия нет, но есть моральное – это символизированный удар, предшествующий физическому.


Физический удар/крик:
  
– ведет к подорванному доверию со стороны ребенка (будет бояться делиться с ними какими-то проблемными обстоятельствами);
 
– поселяет неуверенность в себе (низкая самооценка): "Раз со мной так обращаются, значит, поделом, значит, я этого заслуживаю". Результат: во взрослом состоянии – неадекватность, неуверенность, инфантилизм.

До 5-7 лет метод содержательного насилия = действие+сочувственные слова.

После – необходима наработанная годами прочная основа взаимодействия с ребенком (высокая степень доверия). Не административная, не физическая, не насильственная. Ребенок прислушивается не потому, что считает взрослого истиной в последней инстанции, а потому что доверяет ему.
 
Пример реакции родителя на новость о том, что его ребенок прогулял урок:
 
Правильная, укрепляющая доверие: "А что вы делали, куда ходили, кто был из мальчиков?" Результат в будущем: слова родителя "Знаешь, в школе собираются тучи, ты там поаккуратнее...", "Знаешь, тебе виднее, но мне кажется, что этот мальчик довольно цинично к тебе относится..." – будут восприняты ребенком серьезно.
 
Неправильная, разрушающая доверие: "Ты что, совсем сдурела?". Результат в будущем: ребенок продолжить прогуливать и перестанет делиться, начнет шифроваться.
  

Важно: поскольку младенец самые значимые первые месяцы и годы жизни полностью зависит от родителей, у него эти родительская власть и ответственность находятся очень глубоко внутри и уже больше никуда не уйдут.


Жизненная ситуация
 
Мать пытается по-хорошему и по-плохому приобщить подростка к домашнему хозяйству, к уборке, что не находит отклика.
 
Причина 1: ошибочный метод "9 раз рука погладит, один – даст подзатыльник". Пропорция 9:1 неутешительна, организм будет вздрагивать при каждом прикосновении этой руки. Поэтому если про маму известно, что еще вот-вот, и она сорвется, то никогда ребенок не будет верить никакой ее спокойной, самой дружелюбной интонации. Он будет знать, что это очень временно и зыбко.
 
Причина 2: ошибочный метод "отбить всяческое желание путем указательного тона" (пример: во время еды говорить ребенку – "Ешь").
 

Правильное решение со стороны родителей в этом случае: проанализировать, какие проявления с их стороны способствуют мотивации, а какие отталкивают. Иными словами, надо не развивать мотивацию, надо снимать завалы, которые ее подавляют.


Как научиться сдерживать желание наказать ребенка:
  
1. Не торопитесь наказывать ребенка. Подумайте, все ли мы сделали, чтобы с ним договориться?
 
2. Родителю надо сказать самому себе: "Я никогда не должен ругать и наказывать ребенка. Никогда. Ни по какому поводу. Ни в какой форме. Я – живой человек, я не всегда могу следовать этому решению, этой высокой мудрости, но правильно поступать именно так".
 
 
Разница в подходах к срывам:
 
1. Сорвавшись, родитель оправдывает себя ("всему есть предел, я живой человек").
 
Итог: родитель будет срываться все чаще и чаще, и не только на ребенке. Доверие со стороны ребенка – с каждым разом все меньше.
 
2. Сорвавшись, родитель признает свою слабость и вероятность повторения срывов в будущем + комментирует случившееся: "Я бываю опасным, могу топать ногами, кричать, но знай, ты этого никогда не заслуживаешь, просто я часто чувствую себя истощенной! Да, бывает, что-то не то, и ты, как я, – обычный живой человек, но я понимаю, что ты заслуживаешь только поддержки и помощи, и ничего другого. А срываюсь я, к несчастью, и еще дальше буду срываться неизбежно. Только потому, что я, повторяю, живой человек, и у меня есть своя история вопроса, у меня было свое детство и свои родители".
 

Итог: ребенок не будет принимать срывы на свой счет, в будущем это даст уверенность в себе, здоровую самооценку. Родитель будет срываться все реже. При таком подходе ребенок будет считать родителя слабым, несовершенным и это не есть плохо, потому что без такого комментария нашего у ребенка будет лишь протест, а с таким комментарием – сочувствие.

  
Важно:
 
– нет разницы, говоришь ли ты с подростком или 2-летним ребенком – оба воспримут одинаково, так как это не вопрос лексики, а вопрос истинности внутреннего переживания;
 
– доверие не восстанавливается раз и навсегда, подобно Абсолюту. Все течет, все изменяется, таким образом степень выросшего доверия надо смотреть в динамике (пример: год назад не делился личной жизнью, через год, благодаря работе родителей над отношениями, начал делиться).

Действия, разрушающие доверие:
  
– любая опасность, любые наши реакции и проявления, которые вызывают в ребенке страх, и эту доверительность, естественно, уменьшают. Ребенку важен только сам факт – недовольны мы им или мы его принимаем (пример: ваш мужчина вас отчитывает. Прислушайтесь к себе. Вам же совершенно неважно, насколько он прав. Для вас травматичен сам факт. То же самое происходит и в наших родительско-детских отношениях);
 
– постоянные нравоучения, назидания, угрозы в стиле "не будешь учиться – станешь дворником" ребенок перестает воспринимать всерьез, так как человек, от которого это исходит, все время чем-то угрожает.


Мотивация и демотивация
 
Ребенок охотно занимается любой деятельностью до тех пор, пока эта деятельность остается для него безопасной.
 
Пример 1: ребенок складывает башню из кубиков, к нему подходит взрослый и говорит: 
 
(Неправильно:) "Миленький мой, надо постараться, а в жизни ничего просто так не дается!"
 
Результат: у ребенка сразу наступает опасение, для него эта деятельность становится небезопасной, он начинает ее безотчетно избегать.
 
(Правильно:) "Не страшно! У меня тоже в детстве не получалось, а потом все непременно получилось!"
 
Результат: ребенок продолжает пыхтеть и добиваться результата, заручившись поддержкой родителя.
 
Пример 2: система отметок в школе снижает мотивацию у учеников к последнему классу, поскольку страх получить плохую отметку не мотивирует, а демотивирует.
 
Пример 3: назидательная позиция ("Вот говорила я тебе, вот видишь, что бывает, когда ты не слушаешься!") Результат: ребенок не может усвоить наш опыт, протестует, МЕНЬШЕ фиксируется на причинно-следственной связи и БОЛЬШЕ – на попытке отбиться, не оказаться плохим и неправильным.


Родственники, ломающие родительскую стратегию
  
1. Они представляют собой благотворные сложности, которые дают нам возможность преподать ребенку ценнейший жизненный урок, сориентировать его, научить сочувственно относиться к их назидательности и агрессивности.
 
Пример: "Знаешь, у бабушки часто бывает плохое настроение. Наверное, она боится, что ее не очень-то любят". Надо объяснить ребенку, сказать, что это не бабушка плохая, а это ей плохо, поэтому она такая.
 
2. В объяснении важна искренность, необходимо своим поведением "отогревать" злую бабушку, папу и других людей. Рождение брата/сестры и взаимодействие со старшим ребенком в данной ситуации.
 
Пример: старший требует внимание, когда мать занята младшим.
 
Правильные фразы: "Детка, мне самой ужасно жаль, что мне не хватает на тебя времени, я так по тебе скучаю, мне так не хватает нашего привычного валяния на диване. При первой же возможности я буду твоя". Результат: принципиально меняется эмоциональный вектор: "я так же нужен и важен для мамы, просто сейчас она занята, надо подождать".
 
Неправильные фразы: "Ну ты же старший, как ты не понимаешь, он же маленький. Ты можешь потерпеть, подожди, видишь, я занята". Результат: ребенок считает, что он – второстепенен, не важный, хуже, а младший ребенок – лучше, важнее.


Конфликты между детьми в семье
  
Правильно: конкретизировать действия, которые он больше не должен делать в отношении других членов семьи.
 
Неправильно: просто сказать "посиди, подумай" (это абстрактная фраза для ребенка), еще хуже – "давай вместе подумаем" (бессмысленно).
 

Альтернатива наказанию – СОЧУВСТВИЕ на сиюминутные чувства ребенка (пример: спросить у ребенка, чем его так обидел брат/сестра, что он так рассердился).

 
Результат: ребенок понимает, что его не упрекают, а сочувствуют.

Детские проблемы. Гнев. Крик. Агрессия
 
Ребенку не надо объяснять, что грубить − это плохо и можно причинить боль другим грубым словом. Он это точно знает − по себе, по реакциям людей. Он грубит не потому, что смотрит на вещи иначе, чем мы с вами, а только потому, что он не в силах сдержаться, у него такая внутренняя тревожность, неуверенность в себе, что он торопится обидеть первым, пока не обидели его.
 
За любой попыткой нагрубить стоит попытка привлечь к себе внимание, убедиться, что "ты меня принимаешь не только белого и пушистого". Когда тихий запрос остается без ответа, человек просто увеличивает громкость. Вот это история любого скандала, хлопанья дверью, физического удара, оскорбления − это всегда про одно и то же – накопившаяся гора недоверия, которую надо откапывать постепенно, шаг за шагом, лопата за лопатой.
 
 
Об авторе: Юлия Величка, мама Яакова (2,6 года), по образованию – филолог. преподаватель английского языка, по призванию – фотограф.

Фото: Ivette Ivens