"Сделала все, что могла"

Мамсила
"Сделала все, что могла"

Я придумала мантру для родителей подростков. Мантра звучит так: "Я сделал/а все, что мог/ла". 

Я всегда была довольно либеральной матерью: гаджеты, онлайн-игрушки, вопреки общественным страхам и стереотипам. Вышла на финишную (по ощущениям) прямую – 15 лет подростку. И – здравствуйте! Перестала доверять. 

Подросток косячит – я гноблю. Потеряла вещи? – "Да что ж из тебя вырастет?" Регулярно опаздывает в школу? – "Да что ж такое, позоришь меня." Постоянно мотается по друзьям. – "Не умеешь самостоятельно принимать решения, ну что за детский сад!" 

Думаю я все это и сама себе удивляюсь – во что я превратилась? Всю жизнь следовала за, шла рядом, поддерживала, любила, а теперь – почему все это кончилось?


Пишет подружка. Сыну 20 лет, бросил институт, работает продавцом, просит немалые деньги на карманные расходы и всячески бесит. И у нее нет четкой позиции: давать/не давать? И обидно, и злится, а что делать – непонятно. И тут-то, при взгляде со стороны, меня и осеняет. 

Мы начитались статей об идеальном материнстве, наслушались лекций и погрузились в десятки методик и к текущему сроку материнства накопили груз "как надо", взобравшись на который и оглянувшись назад, вдруг осознали – СКОЛЬКО было накосячено. И стало нам СТЫДНО, и видим мы в подросшей деточке, как на карте, свои ошибки. Вот тут в 3 года недостаточно внимания, а вот это мои три развода, а это я в депрессии посидела, а ребенок модель поведения снял. 

Но в этот момент происходит, конечно же, подмена: стыдно признаться и простить себя за все это. Нет – мы идем и наезжаем на подростка "какого черта ты то, и се, и еще вот это".


Но невозможно жить и не учиться. А когда учишься  – становишься умнее и больше видишь. И видишь в том числе и "сколько косяков". Но, оказывается, в этот момент нужно:

– выдохнуть;

– повторить 5 раз мантру "я сделала все, что могла";

– вспомнить себя в пубертате и понять, что достойные люди вырастают и с худшими вводными;

– вдохнуть, выдохнуть и обратно поверить в своего любимого подростка;

– а если он просит больше, чем мы можем ему дать, отказать без впадания в чувство вины.

Отпускать подростка во взрослую жизнь очень страшно. Хотя вроде логично и закономерно. Страшно отдать право на жизнь и выбор. И еще страшнее – право на смерть.


Возможно, еще и потому, что и нам эти права пришлось у своих родителей отвоевывать, а некоторые из этих процессов даже и у нас, взрослых, казалось бы, людей еще не завершены. Поэтому – страшнее вдвойне. Но говорят, теперь учатся всю жизнь! Значит, есть шанс, что научимся. И сами, и детей научим. Или просто – отпустим и будем верить.

Фото: Priscilla Du Preez