Почему не надо преодолевать детские кризисы

Мамсила
Почему не надо преодолевать детские кризисы

Когда ребенок начинает систематически вредничать, не слушаться, упираться рогом, огрызаться или игнорировать все наши блестящие педагогические приемы, мы обычно в бессилии пожимаем плечами, махаем рукой или производим еще какое-нибудь экспрессивное движение, произнося заветную фразу "Ах, у ребенка кризис (года/двух/трех/семи/подростковый/среднего возраста)".

И в этом, безусловно, есть смысл, ведь кризисное поведение заметили и описали до нас не какие-нибудь там бабки у подъезда, а сам Лев Семенович Выготский и другие ученые мужи, знающие толк в детской психологии.

Тем не менее осведомленность родителей о таком стихийном бедствии, как детский кризис, иногда уводит не в ту степь. И сегодня мне бы хотелось поговорить об этом.


Кризис

Во-первых, кризис, как гласит Википедия, это "переворот, пора переходного состояния, перелом, состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего возникают непредсказуемые ситуации". 

Если вы обратили внимание, в этом определении нет негативной коннотации, в то время как мы, говоря о детских кризисах, ее как правило подразумеваем. И это в некотором смысле определяет наши дальнейшие действия.

Во-вторых кризис касается взаимодействия ребенка и окружающей среды, и чем младше ребенок, тем большую часть этой среды занимаем мы, родители. И если смотреть на кризис как на "заклин" в системе нашего взаимодействия (ведь мы же не какое-то там пассивное бревно, а живые люди, со своими не менее живыми тараканами), а не как на вышедшего из строя ребенка, это приводит нас к одному хорошему и одному плохому следствию.

Плохое заключается в том, что дело не только в ребенке – оказывается, наша способность адаптироваться к изменившимся условиям тоже определяет течение кризиса. Хорошее – мы не так бессильны, как может показаться на первый взгляд.

Ведь именно ощущение, что все дело в ребенке (соответственно, надо на него повлиять, а это редко работает), и приводит к идее, что кризис можно только перетерпеть.


Перетерпеть кризис

Когда фокус нашего внимания на том, что у ребенка кризис, читай "временная поломка", и это надо перетерпеть/переждать/перебороть и еще какое-нибудь "пере-", живой ребенок со своей конкретной и реальной причиной, пусть и вызвавшей бурную неадекватную реакцию, лишен контакта с нами –  единственными, кто может ему помочь с этим справиться.

Вот двухлеточка (у американцев, к примеру, есть выражение terrible two) в очередной раз со скоростью света вылетает в истерику, потому что его ожидания по поводу способа нарезки яблока не оправдались.

Ох, как же это достает, когда происходит по нескольку раз в час, да по самым непредсказуемым и незначительным поводам!


И вот родитель привычным образом включает режим "абонент временно недоступен", потому что включаться в такое каждый раз, когда оно происходит, просто невозможно. Но получается, что в этот момент родитель не кризис "перетерпливает", а ребенка, который по-прежнему нуждается в любви и сочувствии, каждый из этих нескольких раз в час.

Примечание: нуждается не в том, чтобы вы проваливались в его страдания, а чтобы вы просто были с ним на связи в эмоциональном плане. Сколько можете, конечно. :) И хорошо, если вы не одни, ведь это и правда трудно.

"Вырастет – спасибо скажет!"

Если кризис не терпят, с ним зачастую начинают бороться, причем, как правило, пренебрегая настоящим ради гипотетического будущего. Согласитесь, мы так часто руководствуемся идеей, что то, как наши действия в отношении ребенка отразятся на его будущем, важнее того, как он их переживает сейчас. Вырастет, мол, спасибо скажет.

Возможно, кстати, и правда скажет, ведь другого детства у него не было, чтобы сравнить и выбрать. Но фокусируясь, по сути, на гипотетическом будущем, мы рискуем совершить ту же ошибку, о которой говорилось выше – вместе с водой выплеснуть младенца.

Трехлеточка в приступе агрессии, вызванной запретом, кричит маме "Я тебя убью!!!" (да-да, вовсе даже не "люблю"). Как реагировать? Пропустить мимо ушей и потерять авторитет? А что если вырастет головорезом, ведь в три года никто не преподал ему урок о том, что угроза убийства это уголовная статья.

И вот мы, подгоняемые страхом роковой ошибки, обдумываем эффективное наказание.


Но если внимательно приглядеться к малышу и постараться его понять, окажется, что сейчас его просто одолевают очень сильные чувства, которые он выражает как может, и ему нужна помощь любящего взрослого, чтобы самому пережить эту бурю. Ведь он не в курсе про кризисы, и что это этап его развития, который скоро кончится. Он просто несется на гребне волны этих сильных чувств.

Возможно, в этот момент нужны обнимашки, а может, сейчас он не подпустит вас к себе на пушечный выстрел, но даже при таком поведении любому ребенку важно чувствовать, что родитель внутри себя не вышел, хлопнув дверью, и не рассыпался в бессилии. Если вы не чувствуете устойчивости внутри, ее практически невозможно изобразить, и в таком случае поиск устойчивости будет главным шагом на пути к ребенку. Как вы понимаете, это тема для отдельной статьи (а порой и нескольких лет психотерапии).

Уважаемый кризис

Да-да, кризис тоже требует уважения. И ему не нравится, когда к нему относятся с ужасом или пренебрежением, как будто это какой-то нелепый глюк в развитии. У кризисов есть свой смысл и своя функция. Это – часть развития ребенка. Развития, которым мы любуемся, охаем, как летит время, какой еще вчера он был малыш, а завтра станет суровый неприступный дядька с ногой 41 размера.

Скажите природе спасибо за то, что она так все продумала на этом пути. И накатите валерьянки, когда ребенок будет в очередной раз смачно вкушать какой-нибудь запретный плод, параллельно забивая здоровый болт на все ваши блестящие педагогические приемы, подобно тому, как когда-то научились дышать, увидев, как ребенок падает, делая свои первые шаги. Только не перетерпливайте и не боритесь. По возможности. :)

Автор: Надежда Монастырская, психолог, автор книги "Сказки Матушки Земли. Книга для всей семьи о том, почему каждому ребенку нужен ВЗРОСЛЫЙ взрослый".

Фото: Jennifer Kielich