Как я пыталась получить "Помощь уставшим мамам"

Наталья Калашникова #журналист
Как я пыталась получить Когда я болела уже четыре недели, три из которых вставала, только чтобы покормить ребенка и полечиться, в социальных сетях стал распространяться пост о том, что в России запустили бесплатную горячую линию для матерей.

Что проверяем:

Бесплатная горячая линия проекта "Помощь уставшим мамам":

8(800)222-05-45


Сайт:

vk.com/mom4mom


Анонс в соцсетях:

Теперь любая мама или беременная женщина из России может сделать бесплатный звонок на номер 8(800)222-05-45, если чувствует эмоциональное истощение, не может адаптироваться к материнству, срывается на детей, находится в трудной жизненной ситуации.

Создатель "Помощи уставшим мамам" – психолог Мария Будылина. Проект помогает мамам бесплатно получить необходимую им передышку: волонтеры придут к маме домой и смогут побыть с ребенком, пока женщины уделяют время своим делам.




Моя ситуация

Моя жизненная ситуация трудная. Я долго и тяжело болею (сейчас уже 6 недель). Дочка рядом то тоже болеет, то выздоравливает, но я не могу отвести ее в детский сад. И она занимает себя сама.

То наделает лапши из плэйдо, накормит всех этой лапшой, потом лапша оказывается на полу и превращается в мусор, то построит замок из коробок, мягких игрушек, моих и своих курток (хорошо, что не из сапог), потом отвлечется, и замок превращается в руины. То вывалит все белье из шкафа и устроит себе гнездо. То принесет себе из кухни в спальню хлопья или сухой завтрак, рассыплет, и этот сухой завтрак пополняет "культурный слой" под и над руинами позавчерашнего замка. А я на постельном режиме.

Ближайшие родственники – в 2 тыс. км от нас. И помощь мне нужна. Причем всякая – и поговорить, и послушать, и помочь по хозяйству, и дать денег, принести еды и лекарств, приготовить еду, поиграть с ребенком, собрать вместе с ребенком рассыпанные по комнате пазлы, запустить стиральную машину и развесить белье, просто "на ручки".


Кто работает?

Цитата из группы "Помощь уставшим мамам": "Все из них имеют высшее психологическое образование и опыт консультирования, каждый из них посещает в нашем проекте семинары по перинатальной психологии". (КаждЫЙ или все же каждАЯ?)

Как все проходило

Итак. Первый звонок: "В данный момент все операторы заняты. Пожалуйста, перезвоните позднее". Второй звонок такой же. Дозвонилась с четвертого раза.

Диктофонной записи разговора нет. Хотя его воспроизведение здесь было бы красноречивым. Поэтому не дословно.

1. После приветствия – тишина. Начинать разговор (и думать, как это сделать) пришлось мне.

Позднее в группе "Помощь уставшим мамам" в посте о работе горячей линии прочла следующее: "Иногда мамы стесняются и, дозвонившись, кладут трубку – наши психологи готовы ждать вашей решимости поговорить."

Вы уверены, что мама отключаются от разговора именно потому, что "постеснялась"? Мне очень хотелось положить трубку, когда в самом начале разговора повисла пауза. И это было отнюдь не стеснение.


И сейчас я думаю, что стоило положить трубку. Но я не положила, а сказала: "Даже не знаю, с чего начать". Мне ответили: "Давайте начну я. Сколько вам лет?" Не "как вас зовут", а "сколько вам лет". Вообще-то мне 45, и когда я говорю, что мне 45, а дочке 5, случается, что это определяет дальнейший ход разговора, людям бывает трудно удержаться, чтобы не поговорить об особенностях возрастного родительства или не начать спрашивать, почему я родила так поздно.

Говорить о моем возрасте мне не хотелось, я проигнорировала вопрос и начала рассказывать о своей ситуации – я тяжело болею, а мы с дочкой вдвоем, и мне нужна помощь.


2. Далее разговор шел, как сабж в соцсети: "А вы пробовали?.." Да, я пробовала! Пробовала просить деньги у родственников. У бывшего мужа нет, не пробовала. Да, подруги мне тоже помогают. Нет, никто не может приехать посидеть полдня с больным ребенком, чтобы я сходила к врачу. Нет, одну я больную пятилетнюю девочку на полдня дома не оставлю. И вообще, я обратилась за помощью к вам – на горячую линию проекта "Помощь уставшим мамам".

3. Я не услышала ни одного слова участия и сочувствия. В ответ на слова, что я устала за полтора месяца и звоню ей, потому что на меня напало отчаяние, мне посоветовали походить к психологу, когда я приду в себя и поправлюсь, раз все так плохо.

Вообще-то когда я поправлюсь, я смогу работать, ребенок пойдет в сад и ситуация выправится. Мне плохо сейчас. И именно сейчас мне нужна помощь. И я звоню на горячую линию – горячую! Или я неправильно понимаю слово "горячая"?


4. Через 29 минут разговор прервался. Меня не предупредили, что разговор через полчаса прерывается. Я опытная, я часто беру интервью по телефону, знаю о таких фишках операторов, не растерялась, перезвонила. Хотя разговор прервался во время паузы, и было ощущение, что все, он окончен. Всего мы проговорили 40 минут. Разговор, который, собственно, почти все время поддерживала я, я и завершила, не в силах справиться с раздражением.

5. В разговоре часто возникали паузы. Я замолкала, молчала и собеседница. Говорить в паузах начинала я. Это было тяжело. Я не понимала, что происходит, и на что-то надеялась...



Что понравилось:

Ценна сама по себе идея удаленной горячей психологической помощи матерям и волонтерской помощи им.

Что не понравилось:

– Собеседница не представилась и не спросила, как меня зовут.

– В посте об открытии горячей линии не было указано, что реальная волонтерская помощь оказывается только жительницам Санкт-Петербурга. Остальным россиянкам доступна только психологическая помощь по телефону горячей линии.

– Собственно, отсутствие этой помощи. То, что я получила – не помощь. Мучительно было самой начинать разговор, тягостны были паузы. Череда вопросов "А вы пробовали?" вызывала раздражение. Меня не утешили, не успокоили, мне не посочувствовали. Даже когда я кричала в трубку: "У меня сейчас выбор – купить еду, лекарства или заплатить за коммуналку!" – мне сказали: "А если попросить денег у бывшего мужа?"

– Совет попросить денег у бывшего мужа. Сказать ему, что я болею и мне не на что купить продуктов, может ли он в этом месяце прислать тысяч хоть на 10 больше, чем обычно?

– Совет сходить к психотерапевту в поликлинику и попросить транквилизаторы, раз у меня проблемы со сном. Притом что жаловалась я, что не сплю, потому что по ночам то сама кашляю и дышать не могу, то дочка кашляет и дышать не может, то у нас хором температура. И даже если я найду, с кем мне оставить дома больного ребенка, чтобы сходить к врачу, я пойду сдавать анализ крови и делать рентген легких, а отнюдь не к психотерапевту, который выпишет мне транквилизаторы. Когда не можешь спать от озноба и кашля, транквилизаторы и антидепрессанты – это, конечно, дааа, то, что нужно.

Результат проверки:

Мой рассказ – не журналистское расследование. Я не стала выяснять, кто именно моя собеседница, как ее зовут, какая у нее квалификация и какой у нее опыт. И это не журналистский эксперимент. Мне действительно было очень плохо и тяжело в тот момент, когда я решилась позвонить на горячую линию проекта "Помощь уставшим мамам". И я действительно рассчитывала на поддержку. И не получила ее.


Когда я немного успокоилась, выпила горячего, полежала, температура упала, я решила оставить в группе проекта в ВК заявку на помощь. Но не тут-то было. В теме "Заявки от мам" сообщение Марии Будылиной (орфография сохранена):

"Мамы, пишу вам – у нас с конца ноября не разобраны заявки, получается ожидание сейчас месяц. Большой наплыв заявок, мне пишут еще в лс и это объединяется с общим списком. Прошу прощения, на праздниках очень трудно согласовать время у нас в команде и навестить вас. Я обязательно напишу всем, даже если вы мне скажете, что уже поздно и помощь не нужна – что ж, мы все люди. Мы идем точно по порядку, просто в связи с праздниками очень медленно!"

И только потом я смогла разобраться, что вообще волонтерская помощь оказывается только петербурженкам. В анонсе, который пришел мне через соцсети, указания на это не было.

У каждой матери, которая решается обратиться за помощью, свои обстоятельства, но каждая из них в этот момент особенно уязвима, часто она эмоционально истощена и нуждается в особо бережном и участливом отношении. А не в допросе, к кому она пробовала обращаться и почему не получилось получить помощь. И уж точно не в советах рассказать бывшему мужу – отцу ребенка, что у нее сейчас трудные обстоятельства.


Я говорила собеседнице, что мы с дочкой восстанавливаемся после семейного насилия, и совет показать насильнику свои слабые места мне кажется просто опасным. А от вроде как профессионального психолога даже странным.

А то, что проект не рассчитал своих сил и получить помощь в нужный момент в нужном месте нельзя, делает его, по сути, неработающим, неактуальным. А жаль. Идея-то отличная.

Фото: ptzgovorit.rumedportal.ru
Поделиться:
Авторизация
Забыли пароль?
Регистрация

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться» я принимаю условия
Пользовательского соглашения и даю свое согласие на обработку персональных данных

Поздравляем с успешной регистрацией на нашем сайте. Мы выслали на ваш электронный адрес письмо с инструкцией для подтверждения пароля.
Восстановление пароля
Проверьте почту. Мы отправили вам ссылку для восстановления пароля
Связаться с экспертом
Провести марафон
Временный текст сообщение об успешной отправке