Детям, пережившим ту войну

В каждой семье, пережившей Великую Отечественную войну, есть своя непростая, незабываемая история. 

Та, которую записал я, это история военного детства моего прадедушки Гришина Бориса Николаевича и его семьи, в которой было 7 детей. Он был самым старшим ребенком в семье.

Когда началась война, самому младшему было всего 7 месяцев, а моему прадеду – 14 лет. Маму моего прадеда звали Григорьева Феодосия Платоновна.

Семья жила в Москве, около старого Арбата. Начиная с первого дня войны, почти каждый день, объявляли воздушную тревогу. Все жители бежали в бомбоубежища, хватая в охапку детей и какую-то еду.


Отец моего прадеда ушел на войну, откуда так и не вернулся, в 1942 году он погиб. Все семейные заботы легли на плечи мамы моего прадедушки.

В ноябре 1941 года семью моего прадедушки из Москвы эвакуировали в Казань. Ехать до Казани пришлось в товарном вагоне.

Вагоны были набиты несчастными людьми до отказа. Теснота немного спасала людей от холода – они грелись друг о друга. Товарные вагоны не отапливались. Поезд до Казани ехал целый месяц. За время поездки почти вся взятая одежда была выменяна на станциях на еду.

Сестра моего прадедушки, Тамара, поменяла свою любимую рубашечку, с вышитым воротничком, на несколько отваренных картофелин, которыми она накормила младших братьев и мамочку, ведь та еще кормила грудью 7-ми месячного малыша.


По приезду в Казань вагоны на треть опустели, взрослые и дети умерли в пути от голода и болезней. На вокзале всех распределили по разным районам. Маме с малыми детьми пришлось пешком идти несколько километров до татарской деревни.  

Татарская семья поселила их в бане. Набросав сена на холодный пол, дети и мама легли спать. В бане размещались еще несколько эвакуированных семей. Было очень голодно и самым большим лакомством были очистки от картошки, которые дети сами варили, а потом делали из них оладьи. Весной и летом в ход шла любая трава.

В феврале 1942 года умирает мама моего прадеда, Феодосия Платоновна. Дети не сразу поняли, что мама умерла, так как на руках у нее был малыш, которого, казалось, она кормила грудью. На самом деле, мама уже была мертвая, и дети с трудом вытащили из ее уже окостеневших рук живого малыша.


А дальше надо было как-то похоронить маму, но где? Дети довезли на санках тело матери за огороды и закопали ее в снег. Но через пару месяцев, когда пришла весна, и сошел снег, мама оказалась на земле… Дети, как смогли, откопали небольшую яму и положили туда тело своей мамы...

Пережив голод и холод, и все невзгоды, они дождались долгожданного конца войны. Но они остались сиротами. Судьба разбросала детей, их распределили по разным детским домам в зависимости от возраста. Самого маленького, Егорку, забрала приемная семья, чуть позже усыновили другого братика.

В Москву вернулись только трое детей, сестра Тамара, и братья Борис и Владимир. Остальные остались жить в тех городах, где были расположены их детские дома.

После войны сестра моего прадедушки, пыталась отыскать братьев, ей это удалось. Но приемная семья Егорки написала письмо, с просьбой не тревожить их и больше никогда не писать.


Егорка считал приемных родителей своими родными, так как попал к ним совсем маленьким и ничего не помнил. Из письма узнали, что Егорка занимается музыкой и имеет успехи в этом ремесле.

Второй брат с приемной семьей остался жить в Казани.

Вскоре по возвращению в Москву мой прадедушка женился, и началась другая жизнь, тяжелая, но, самое главное, мирная…
 
Только б не было войны… Я счастливый ребенок, ведь у меня есть моя любимая семья, мои родители, двое маленьких братишек, сестренка и мой любимый дедушка Валера.
 
Автор: Александр Слебик, 10 лет

Фото: Елена Шумилова
Понравилась статья? Подписывайтесь на нас: Facebook, Вконтакте, Instagram.
Поделиться: