Сказки дедушки Колли: "Рождественский носок"

- Правильно! Именно здесь и надо было искать Рождественский Носок! Где же ещё? Конечно, не в одежде ведь! – произнесла вслух молодая женщина, доставая со дна чемодана с новогодними игрушками какой-то бело-серо-красный клубок, туго перетянутый бечевкой, завязанной на бантик.

Она потянула за концы верёвки, узелок легко распустился, клубок раскрутился и превратился в довольно большой сероватый носок с двумя огромными вышитыми снежинками красного цвета по бокам. А ещё красными были мысок и пятка.

Уф! – сказал Носок про себя. – Притомился же я лежать в таком скрученном виде! Пожалуй, года три-четыре прошло с того дня, когда меня последний раз доставали!

В отличие от собратьев у этого носка никогда не было пары, поэтому он называл себя старым бобылём. Как и у всех одиноких характер у него не был слишком лёгкий.


В течение всего года, пока он лежал в чемодане, он высказывал соседям своё недовольство: то стеклянный шар его придавливал, то шпиль колол в бок, то сухие иголки от ёлки в него забрались. Но зато когда его доставали, он расправлял все свои складочки и распускал оставшиеся ворсинки, стараясь показать себя с самой лучшей стороны. Он выпячивал снежинки, доказывая, что его ещё рано списывать в утиль.

Хозяйка внимательно осмотрела носок и увидела небольшую дырочку. - Моль, должно быть! – решила она. – Сейчас постираю, а после праздников положу в него нафталин.

- Нет! Это не моль! – про себя подумал Носок. – Старенький я уже очень. Ниточки поистёрлись. Хоть меня и не носят, но время берёт своё.


Хозяйка взяла небольшой мячик, пропихнула его в Носок и, растянув на том месте, где появилась дырка, аккуратно стянула разъехавшиеся петли. А потом поверх наложила мягкую цветную заплатку, которую крупными стежками обметала по краям нитками изумрудно-зелёного цвета. Получилось очень красочно.

Носок попытался вспомнить, сколько же ему лет. Он несколько раз начинал прикидывать, в какие годы его доставали, сколько лет про него забывали и не вытаскивали вовсе, но каждый раз сбивался и возвращался вновь к тому счастливому дню, когда пожилая няня Фрося, стуча спицами, при свете керосиновой лампы связала этот Носок своему воспитаннику Васятке.

В тот год Носок единственный раз сам был подарком. Его преподнесли с пожеланиями, чтобы Новый год всегда приносил Васеньке удачу и исполнение желаний.


Давно это было. По самым скромным прикидкам, получалось, что уж точно не менее ста лет назад.

Тогда семья Васи ещё жила в деревне. Потом мальчик вырос, семья собрала чемоданы и перебралась в город, прихватив с собой не очень богатый скарб.

В числе дорогих вещей оказались Рождественский Носок и Серебряная Рыбка, которую мальчик вырезал из картона и оклеил серебристой бумагой от каких-то конфет, чтобы украсить ёлку.


Разные вещи приходили и уходили, а Носок и Рыбка так и оставались лежать в этом коричневом потёртом чемодане с металлическими уголками и плохо работающими замками. В прежние годы это был обычный дорожный чемодан, но со временем его полностью отдали под новогодние игрушки и мишуру. Рождественский Носок и Рыбка оказались самыми старыми его обитателями.

Закончив ремонт, хозяйка положила в Носок увесистую игрушку паровоз, пару горстей любимых конфет, мандаринку и стянула горловину Носка шнурочком с помпончиками.

- Значит, подрастает сын. Это хорошо, что всё так ладно у нее складывается, – подумал Носок, который всегда немного переживал и за хозяев, и за то, понравится ли подарок.

Тут Носок вспомнил, что в тот предыдущий раз, когда его доставали, то в него положили маленькую бархатную коробочку, внутри которой было золотое колечко с прозрачным камешком, который ярко блестел, когда хозяйка надела его на пальчик.


Ещё там была короткая записочка на жесткой открытке в форме сердечка. Носок обычно не читал поздравлений, поскольку они писались на внутренних сторонах складывающихся открыток. Но не в этот раз: сердечко не раскладывалось и надпись была видна. Всего три слова: "Выйдешь за меня?" Без подписи. Вероятно, девушка должна была сама догадаться, кто это был. Ведь не Дед Мороз, конечно же!

На Носок нахлынули воспоминания. Он перебирал в памяти всех своих прежних. Мальчики и девочки вырастали и сами становились родителями. Они росли и менялись подарки. Было время, когда в него засовывали только одно яблоко или один глазурованный пряник. Когда-то было много конфет, и других сладостей, деревянные игрушки и тряпичные куклы. Потом машинки стали металлическими, а куклы пластиковыми.

Несколько раз в него клали красивые флакончики с духами. Однажды пробка от одной такой бутылочки приоткрылась и Носок пропитался запахом так, что лёгкий аромат сохранился даже на следующий Новый год, что заметила хозяйка, открыв чемодан.


В какой-то год с Носком приключился странный случай: в него положили кусок черного хлеба, завернутого так, словно это была большая конфета.

Носок сперва подумал, что это какая-то шутка. Но, увидев счастливые глаза ребёнка, получившего тот подарок Рождественский Носок решил, что это, в конце концов, и не особо это важно, что в меня положили: бриллиантовое кольцо, кусок черного хлеба или открытку с добрыми пожеланиями. Важно, чтобы помимо этого там ещё были частичка души и кусочек сердца.

Автор: Николай Головин, журналист, писатель, дедушка

Фото из личного архива старинных открыток автора
Поделиться: