Что стоит за детской жестокостью

Детская жестокость пугает, вызывает непонимание, агрессию и бессилие. И инстинктивное желание уничтожить источник всех этих чувств. Но от наших глаз скрыто то, что за такими детскими проявлениями всегда стоит жестокость взрослая. Собственная жестокость окружающих ребенка людей, к которой эти взрослые привыкли и перестали быть чувствительны.

Ребенка на садизм толкает его опыт физического или психологического насилия, ситуации, когда он не мог ответить, защититься, пожаловаться на плохое обращение. Либо был свидетелем жестокости к кому-то близкому, страдал от невозможности прекратить происходящее. И когда внутреннее напряжение таких детей достигает предела, появляются "отыгрыши" в виде жестоких актов. Это может быть истязание других или самоистязание (то есть жестокое обращение с собой).

Не в состоянии больше быть жертвой, ребенок ради спасения от внутреннего напряжения становится агрессором по отношению к тем, к кому может. Пытается взять власть в свои руки, ослабить переполняющую его боль, причинив ее другим. Иногда начинает мучить родителей в ответ, иногда мучает детей, животных.

Но в любом случае та ярость, которая обращена на других, является результатом детского бессилия перед собственным врагом и заброшенностью.


Как же так происходит, что рядом мы замечаем жестоких детей, но не замечаем собственную жестокость в общении с детьми?

Иногда жестокость выглядит как насилие физическое, применение силы. Тогда ее заметить чуть проще. Иногда это психологическое насилие, использование, унижение, оставление в одиночестве, бессмысленные наказания и прочее. Попрание и обесценивание сильных чувств, холодность к переживаниям, насмешки или шутки. Наверняка вы можете вспомнить то, как сами оказывались в ситуациях, когда вам больно и обидно от того что делают окружающие, но все вокруг были к вам безучастны или веселились над вашими чувствами. Что тогда вы чувствовали? Как вам было?

А теперь представьте, что это вы чувствуете постоянно, без возможности прекратить. Или представьте, что к этому примешивается физическое насилие. Тогда хочется сделать что угодно, только бы прекратить.


Поэтому мы неосознанно вытесняем воспоминания о том, как было плохо нам самим. Именно потому, что было больно, но нет сил эту боль вспоминать. И совершенно нет надежды ее с кем-то разделить. Иногда даже осознавая собственную жестокость, мы боимся признаться, стыдимся просить помощи, пытаемся остановиться, но не можем. Собственная агрессивность и жестокость оказывается не поддающейся контролю тем взрослым, у которых в детстве какой-то значимый взрослый был стихиен, ужасен и бесконтрольно агрессивен.

Если мы говорим о жестоком человеке, то это ни в коем случае не сильный человек. Это человек настолько сильно избегающий слабости, что занимает противоположную сторону, он всячески старается уничтожить все слабое, что видит, как напоминание о собственном болезненном опыте слабости.

Садист не может сочувствовать, сопереживать, встать на место другого и представить/вспомнить себя в похожих ситуациях. Потому что собственные призраки прошлого настолько ужасают, что психика просто вытеснит возможность сочувствия, оставляя только ту часть, которая в ярости.


И сочувствие – это именно то чего в свое время был лишен жестокий ребенок или взрослый. Те родители, которые сталкиваются с собственной жестокостью, зачастую честно не могут себе признаться, что это происходит в моментах, когда они сами напуганы, беспомощны, в отчаянии не могут справиться с чем-то. Потому как не умеют эти состояния переживать нормально, не впадая в аффект.

При появлении в ребенке жестокости, самое сложное –  это не рассматривать его отдельно, отвергая и считая плохим, а попытаться посмотреть на семью как систему, в которой по каким-то причинам невозможно сочувствие, бессилие и слабость. Или на себя, как на человека, который почему-то перестал быть чувствительным к жестокости собственной.

И начинать движение в сторону изменений, преодолевая собственный ужас. Потому что придется вспомнить свой опыт. Искать вытесненную боль, без которой невозможно восстановить чувствительность к насилию и научиться сочувствовать.

Автор: Александра Саницкая, психолог, гештальт и EMDR–терапевт.

Фото: pixabay.com
Понравилась статья? Подписывайтесь на нас: Facebook, Вконтакте, Instagram.
Поделиться: