"Слишком много любви, мама..."

Редактор Мамсила
Я начала писать этот текст очень давно. В голове. По ночам. После сессий с клиентами. После групп по семейным сценариям. После случайных воспоминаний случайных разговоров. Отдаю себе отчет в том, что "посягнусь на святое"– материнскую любовь, которая "воспета и овеяна".
 
При этом на собственном профессиональном и личном опыте знаю: когда наступает момент, и кто-то называет своими именами то, что неприятно, страшно, невыносимо больно и тяжело, всем становится легче. Поэтому я попытаюсь назвать своими именами то, что в нашей культуре зовется "материнской любовью"

Как только мы говорим о насилии в семье, насилии над детьми, нам в голову приходят страшные образы избиения, причинения физического ущерба, изнасилований, наказаний и другого не менее жестокого обращения с детьми. Даже черствость, равнодушие и игнорирование ребенка не включены в этот ряд. Это чаще принято называть странным словом "недолюбленность".

Но есть другое насилие, которое внешне имеет все признаки доброго, чуткого и душевного отношения. Которое часто зовется "материнской любовью" и "заботой".


Которое воспето культурой как "материнское самозабвенное сердце". И именно оно является самым тяжелым насилием, освободиться от которого нет практически никаких шансов.
 
У всех людей, живших и живущих в поле такого насилия, подозрение о том, что "что-то в этой пьесе не так", разбивается о массу шаблонов: "все матери такие, для них же дети – это их жизнь", "вот будут у тебя свои дети, тогда и узнаешь", “чтобы мать ни делала – все хорошо, она же мать”, “нужно прощать и не держать обиду”, “неизвестно, как ты будешь себя вести, когда...”.
 
Из этой паутины не вырваться и не сбежать. Ведь мы имеем дело с теневой стороной извечного архетипа Великой Матери, которая в отличие от светлой его стороны, дающей жизнь и счастье, умерщвляет и накладывает колдовские чары. И обнаружить эту тень мы можем практически в любой семье. Потому что в нашей культуре насилие, маскирующееся под любовь, возведено в ранг высшей ценности, считается хорошим и правильным и не расценивается как зло.

Миллионы людей живут в этом парадоксе. Большинство из них считают, что это нормально, что это и есть – жизнь, и так же ведут себя со своим детьми. Некоторые смутно ощущают, что что-то не так, но не находят способов как-то это сформулировать и выразить. И только единицы осознают, что много лет живут в поле насилия. Но и они редко находят адекватные стратегии ответа на него.


Как распознать насилие, маскирующееся под материнскую любовь 

"Ты – моя радость!"

Передача ребенку ответственности за свои эмоции и состояния


В психологических и околопсихологических кругах часто обсуждают негативную сторону этого процесса. Это когда мама говорит: "Ты меня расстроил", "Ты мне испортила настроение", "Ты что, не понимаешь, что делаешь мне больно".

Или не говорят, но всем своим видом показывают, как из-за ребенка с мамой произошло что-то плохое: вздыхают, плачут, хватаются за сердце, вызывают скорую и т. д.  Да, это и есть передача ответственности ребенку за свои эмоции и состояния.
 
Но еще существует и другая сторона передачи ответственности за свои чувства и состояния. Когда "ты – мой свет в окошке", "ты звонишь, и на сердце светло", "если бы не ты, я бы не знаю как жила", "только и живу тем, что жду, когда ты приедешь", "только ты и держишь меня на этом свете".

И эта сторона еще страшнее предыдущей. Ведь ребенка хвалят! Ему сообщают, что он – хороший. Но только с дополнительным смыслом: без него маме не жить.

 
Чаще всего обе эти стороны идут рука об руку. И ребенка постепенно приучают к тому, что все самочувствие и состояние мамы – это результат его действий или бездействия. Что каждый его шаг, слово, молчание, поступок, звонок повлияет на маму и причинит ей что-то: или боль, или радость. Нет, даже не радость, а хоть какую-то возможность жить. И это становится настолько привычно, что мир не мыслится другим. В нем нет места пониманию, что мама – это взрослый человек, который сам ответственен за свое самочувствие.
 
Как чувствуют себя дети, которым передан такой непосильный груз? С самого детства они нагружены тревогой и страхом о том, как отразится все, что они делают, на маме. Годы идут, и тревога становится фоновой и привычной. День не позвонить маме еще можно. Два – уже возникает напряжение. Три-четыре – и уже страшно звонить. Потому что там, на том конце трубки, будет печальный голос, вздохи, упреки "ты обо мне совсем забыл…".
 
И плотное, густое, неизбывное чувство вины за что угодно (за "много работы", за "веселилась с подружками", за "улетела с любимым в Прагу", за "устал и забыл"...) становится постоянным спутником, серым фоном меняющихся картинок жизни.

К чему это приводит: К постоянному контролю себя. К невозможности расслабиться. К запрету на радость жизни и беспечность. К непомерному раздуванию гордыни ("от меня зависит полностью жизнь человека"). К трансляции того же своим детям.

 
"Мне ничего не нужно. Все для тебя!"

Отказ от помощи и от любых действий, которые могут улучшить ситуацию или самочувствие матери


"Я живу ради тебя" – фраза, которую миллионы детей слышали от своих матерей. И в нашей культуре это считается подвигом матери.
 
"Ушла с любимой работы, потому что тебя нужно было перевести в другую школу", "Ночами не спала из-за подработок, потому что ты хотела новые джинсы", "Не вышла замуж, потому что не хотела травмировать детей", "Не развелась с мужем, потому что детям нужен отец".

Бесконечная череда жертв и лишений "из-за тебя", которая звучит без упрека. Нет, мама не обвиняет и не упрекает. Мама демонстрирует, что вся ее жизнь – это служение ребенку. И неважно, сколько ребенку лет – 2 или 48. Число маминых жертв настолько велико, что нет никаких шансов их компенсировать. И даже попытки что-то сделать для матери отвергаются и не принимаются.

Как чувствуют себя дети, которым постоянно внушалось, что все ради них? Они живут в вечном неоплатном долгу. Без шанса его вернуть. Без надежды на искупление.


Думаете, что этот долг они ощущают только перед матерями? Нет, они чувствуют этот долг перед всем миром. Они постоянно ощущают, что что-то кому-то должны – деньги, любовь, внимание, время… Они чувствуют что постоянно чего-то недодают – детям, любимым, друзьям, компании… Они – вечные должники. Потому что их жизнь – жизнь взаймы. Взаймы у мамы, которая не примет ее обратно. 

К чему это приводит: К отрицанию себя, к игнорированию своих потребностей. К жесткому перекосу в обмене – они стремятся отдавать в отношениях, но не готовы принимать. Ведь если принимать, это еще больше увеличит их неоплатный долг.


"Тебе никогда ничего нельзя сказать!"
"Если ты этого не сделаешь, мне будет плохо!"

Отрицание законности чувств и границ ребенка

"Ну что ты злишься, тебе ничего нельзя сказать…". Эта фраза, которая произносится обиженным тоном, традиционная для матерей, использующих мягкое насилие. До того кульминационного момента, когда она прозвучит, обычно мама говорит что-то неприятное, задевающее, контролирующее в отношении ребенка. Говорит даже после просьбы ребенка этого не делать. В какой-то момент терпение ребенка заканчивается, и он резко отвечает матери. Тогда мама обижается и произносит сакраментальную фразу, после которой может долго демонстрировать обиду и горечь.
 
Дети, выросшие в атмосфере мягкого насилия, сразу узнают подобный диалог. Мама говорит: "Надень кофту, в комнате холодно, я замерзла". "Мне нормально, все ок", – отвечает ребенок. "Ты что, не понимаешь, что холодно. У меня плечи мерзнут. Надень быстро кофту". "Мама, все в порядке, я не замерзла". "Кофту надень, я же о тебе беспокоюсь!!" "Да блин, я же сказала, что не замерзла!!!" "Ну вот, ничего тебе не скажи", – обижается мама.

Этот диалог настолько шаблонный, что большинство людей не увидят в нем ничего особенного. Не увидят в каждой маминой фразе тотальный контроль и насилие. А в конце – перевернутую обиду – обиду, которую демонстрирует агрессор в отношении жертвы.


Эта колоссальная схема сообщает ребенку только одно: то, что ты чувствуешь, неважно. Твои чувства не имеют значения. Твои потребности и мнение не имеют значения. Такие мамы постоянно транслируют: "Я лучше знаю, что тебе нужно, что для тебя хорошо, что тебе полезно".

"Съешь супик, я же так старалась для тебя", – говорит мама с наливающимися слезами глазами. И взрослый "ребенок", пряча отвращение, заталкивает в себя суп, который терпеть не может.
 
Взрослые дети надевают кофты, едят ненавистную еду, причиняют себе ущерб. Ведь если они будут возражать, то придется нести на себе груз вины за то, что "обидел(а) несчастную мамочку, а она так старалась…" 

К чему это приводит: К постоянному ощущению вины за свои потребности, вкусы, свои "хочу" и "не хочу". В итоге такие взрослые дети имеют очень слабое представление о своих нуждах.


Лучше не знать о них, чем испытывать постоянное чувство вины. Им нельзя быть собой. Этот глубокий запрет приводит к тому, что за любое свое желание, отличное от желания мамы, они чувствуют себя предателями. И в конце концов, они предпочитают вообще перестать желать.


 "С тобой ничего не случилось?"

Фиксация ребенка на проблемах, постоянно запугивание 


Типичный ежедневный телефонный разговор мамы со взрослой дочерью. "Ну как там ты, ничего не случилось?", – с тяжелым вздохом. "Мама, все в порядке, у меня все хорошо", – пока еще бодро отвечает дочь. "Ты, наверно, сильно устаешь на работе. Тебе муж хоть немного помогает?" "Мама, все хорошо. Я не устаю, я люблю свою работу. И муж помогает", – уже без особой бодрости отвечает дочь. “Вы опять собрались в поездку? Это же так дорого. И время такое опасное…", – снова со вздохом. "Мама, мне пора бежать. Перезвоню". "Ну конечно, я все понимаю. У тебя сейчас на маму времени совсем не хватает. Ну звони, хоть иногда", – со слезами в голосе.

Такие мамы привычно и с малых лет запугивают своих детей. "Тебя не тошнит?", – с ужасом в голосе. "О боже! Ты сильно ударилась?", – с перепуганным взглядом и придыханием.


Если ребенок чихал от простуды, мама рыдала рядом с кроватью, сжимая руки на сердце. "Я так переживаю!" "Я так за тебя волнуюсь!". Это рефрен на всю жизнь! Большинство людей скажут: мама так сильно любит своего ребенка, поэтому и волнуется. На самом деле, такие мамы создают постоянную атмосферу страха вокруг ребенка. Они всем своим видом транслируют: "Мир – опасное место. С тобой в любой момент может произойти что-то ужасное. Не отходи от меня!!!"

Что чувствуют дети, которых постоянно запугивают таким образом? Страх перед всем новым. Обычно это так невыносимо, что страх локализуется в какой-то одной теме. Кто-то боится летать на самолетах, а в остальном смелый и отважный. Кто-то постоянно боится за свое здоровье, прислушиваясь к себе и проходя разные обследования. Кто-то боится одиночества, кто-то толпы. Но базово в любом новом начинании, в любой новой теме у этих людей первично возникает страх. Не интерес, не любопытство, не азарт, не предвкушение перемен. А страх. 

К чему это приводит: Такие взрослые дети чаще всего отрицают свой страх. Они выбирают антисценарий материнским ужасам. "У меня все отлично! Я – человек-позитив! Я ничего не боюсь и у меня все прекрасно!"


Но любая стрессовая ситуация приводит к срыву, к паническим атакам, к бессоннице, к подавленности и в итоге к депрессии. А это приводит к ощущению своей тотальной несостоятельности и отсутствия контроля.
 
Автор: Алена Олешко, семейно-системный психотерапевт.

Источник (по ссылке доступна полная версия статьи).

Фото: Kate T. ParkerAmanda Voelker
Загрузка...

Смотрите также

Авторизация
Забыли пароль?
Регистрация

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться» я принимаю условия
Пользовательского соглашения и даю свое согласие на обработку персональных данных

Поздравляем с успешной регистрацией на нашем сайте. Мы выслали на ваш электронный адрес письмо с инструкцией для подтверждения пароля.
Восстановление пароля
Проверьте почту. Мы отправили вам ссылку для восстановления пароля
Связаться с экспертом
Провести марафон
Временный текст сообщение об успешной отправке