Развод глазами ребенка

Ноябрьским вечером 1988 года я бежала домой с особым настроением: я прошла отборочные соревнования по бадминтону. Значит скоро очередной тур! Ура! Вот сейчас родителям скажу…

Открыла дверь. Мама из кухни:

– Оля, иди сюда. Папа вам с братом хочет что-то сказать.

***
Никогда не могла понять, почему я в тот момент решила, что это развод. Развод моих родителей. Даже когда они ссорились, никогда при нас с братом не звучали фразы о том, что они в принципе могут расстаться. Это были просто ссоры. Да и те, что мы видели, были очень редкими.

Я по стенке сползла прямо там, в коридоре. И у меня началась истерика. Никто ничего сказать не успел.


Я рыдала так сильно, что для успокоения были призваны дополнительные силы в лице моей тети (маминой сестры). Но все увещевания о том, что это просто родители разводятся, что папа нас не бросает, а любит, что ничего не изменится, что мы будем видеться – были тщетны. У меня раз и навсегда рухнул мир. Мир моей семьи. Отчаясь меня успокоить, моя мама даже предложила (раз мне так плохо), чтобы я жила с отцом. Я много позже поняла, чего ей это стоило.

Зачем я это рассказываю?

Я хочу показать развод родителей глазами ребенка. Спустя годы. Я хочу по кусочкам разобрать то, что произошло, почему, и как сделать так, чтобы ребенок (если уж пришлось родителям расстаться) был минимально травмирован. 


Мнение мое. Личное.

Кусочек первый. Эгоизм и взросление.

Это был момент тотального взаимного эгоизма. Родителям было важно сказать нам с братом о переменах, которые ждут нашу семью. А мне было важно другое. Моя победа в спорте. А кому это интересно? И то, что завтра мне нужно было выступать в клубе "Строитель" перед школьниками, их родителями и педагогами в честь празднования очередной годовщины ноября. А им это не важно.

Я рыдала и понимала, что завтра вместо глаз у меня будут щелки, что нос не будет дышать, а голова будет раскалываться на множество частей.

Мне было жалко себя, маму, на которой не было лица, отца, который, понурив голову, сидел на кухне. В этот день я стала взрослой.


Кусочек второй. Я научилась врать.

Никто из моих одноклассников так и не догадался, что у меня родители в разводе. В те времена социальный статус семьи был очень важен обществу. Как же – ячейка. В детстве я читала много и, видимо, много лишнего, потому, что я считала, что семья создается раз и навсегда, разводы возможны только если семья какая-то асоциальная. И я была спокойна – у меня в семье было все хорошо. Дом, дача в выходные дни, в гости к бабушке с дедушкой (родителям отца), а летом поездки к маминой маме в Сибирь… Безопасность и покой. И так было всегда. И так должно быть всегда

И боль моя была и внутренней – предательство родного человека, и внешней. Идиотские стереотипы о целостности семьи как ячейки общества. Появился стыд за разбитую семью. 


Проблемы была еще и в том, что мой отец входил в родительский комитет школы и класса (предприятие, на котором он работал, шефствовало над нашей школой). Он регулярно общался с нашей химичкой по поводу решения вопросов оснащения кабинета, он готовил наш класс к зарнице: учил ставить палатку и разжигать костер.

Что будет, если все узнают, что отец ушел? Что с нами не так, что он от нас ушел?

И я научилась врать. Каждый учебный год я заполняла анкету на двух родителей. Как обычно. На все вопросы о том, что папы давно не видели в школе, я ссылалась на его занятость.


У меня получилось делать вид, что все хорошо вплоть до выпускного. Лишь тогда в благодарности за мое воспитание я увидела имя только моей матери. А все предыдущие годы имена обоих родителей были рядом.

На следующее утро я выступала с приветственной речью в клубе. Увидев мое лицо, мои коллеги по пионерской партии были в шоке. И я опять врала: аллергия, температура и все такое. Спасибо очкам советской эпохи "здравствуй, бабушка". Толстая и массивная оправа, линзы с палец толщиной надежно укрывали мои глаза-щелки. Я даже не помню, что я говорила и как. Помню, деревянный пол сцены.

Помню, что потом ушла домой и рыдала, выйдя за школьную дверь. Я научилась держать удар и рыдать только за дверью.


Кусочек третий. Имитация.

Когда я немного пришла в себя, я спросила у мамы, если папа вернется, примет ли она его назад. Мама сказала, что да, конечно, все для вас. А потом призналась, что они уже давно разведены.

Они оформили развод полгода назад. И это был удар под дых. Полгода вранья. Полгода делать вид, что они вместе. Полгода все родные и друзья нашей семьи уже знали, что они развелись, а мы нет. И все делали вид, что все хорошо.


Это было какое-то тотальное предательство. И его трагедия заключалась в том, что я думала, что, если бы знать об этой проблеме раньше, я бы… лучше училась, еще больше занималась спортом, не ссорилась с братом, мыла посуду и делала уборку не дожидаясь напоминаний. Я взяла вину на себя. Ах если бы я знала, что они задумали развестись… Я не могла понять, как можно полюбить другую женщину и уйти из семьи? "Кака така любовь?"(с) Любовь и семья – это же единое целое!

Прошло время, и я поняла и приняла, что это не так. Любовь – подарок, семья – работа. И если люди умеют ценить любовь-дар и работать над отношениями, у них будет и первое, и второе.

Кусочек четвертый. Мудрость.

Я научилась думать. И вытаскивать саму себя из депрессии. В тринадцать лет. Хотя была попытка оказать внешнюю помощь. 

Мама явно не была готова к моей такой реакции: если я была дома, я рыдала с утра до ночи. Она таки где-то нашла мне психолога. Ага. В те времена, представьте. И мне не понравился этот разговор. Она не понимала меня.

– Папа ушел от мамы, а не от детей.

Я про себя: "Ага, а где же он тогда?".

– Он вас любит.

Я про себя: "На расстоянии?".

– Все пройдет.

Я про себя: "Да что ты знаешь? Это не пройдет никогда".

Я думаю, что она искренне хотела помочь, как и мои родные, но я тогда поняла, что никто никогда не сможет мне помочь лучше меня самой. И если я не смогу себя вытащить, то… И я вытаскивала.

Я наблюдала как уходит и снова вспыхивает боль. Какие мысли приносят ее. Почему так плохо. Смогу ли я прожить еще один день с этой болью.


Я научилась надевать образ и собирать себя по кускам, перед выходом на улицу, радоваться и вести себя так, как обычно. Приходить домой и, закрыв за собой дверь, снова рассыпаться вдребезги.

Изо дня в день. Много лет. Я училась жить заново и, спустя годы, пережив и разобрав эту историю, мне удалось расставание с собственным мужем и отцом моего ребенка провести без травмирующих последствий для дочери.

***
Продолжение следует...

Автор: Ольга Якимова, создатель "Формула карьеры", модератор бизнеса, автор книг, мама.

Фото: Noah Silliman
Понравилась статья? Подписывайтесь на нас: Facebook, Вконтакте, Instagram.
Поделиться: