Почему ребенок кусается

Часто на прием приводят деток 2–5 лет с жалобой "кусается". В песочнице, в группе, дома. Кусает других детей, бабушку или маму, было даже – собаку покусали, бедный Йорик. 

И сразу предлагается вариант диагноза: он агрессивный. Однажды принесли
из садика "направление": "агрессивно себя ведет, показана консультация психолога". Стали выяснять, в чем именно заключается его злобное поведение, оказалось, тискал морских свинок в зооуголке.

"Мишенька, – спросила я кареглазого ангела в темных кудрях и с ямочками на щеках, – а зачем ты это делал?"

"Тетя Катя, – почти шепотом ответил он, – а знаете, как они смешно пищат?"

То есть, он не агрессор, он ценитель прекрасного.

Зачем человеку рот?

Кусак можно разделить на две неравные группы: в одной будут действительно агрессоры, драчуны, энергичные и неуправляемые дети, которые однажды попробовав, обнаружили, что укусить – это весьма эффективный способ добиться желаемого.

"Моя собственная девятилетняя, очень разумная младшая дочь в прошлом году зверски (как мне было доложено) искусала двоих мальчиков, старше ее на три и четыре года соответственно. Как оказалось, мальчики задирались, пытаясь вызвать у нее нормальную девчачью реакцию: чтобы визжала и бегала за ними. А Лизка очень здраво оценила габариты себя и приставалы и спокойно цапнула его за плечо. Ничего личного, сплошной обмен сообщениями: не надо меня трогать. Мальчики вняли, все же не хулиганы в подворотне, а давние и близкие друзья, воспитательница тоже встала на Лизкину сторону, нечего было лезть."


То есть, тут мы наблюдаем кусание как способ коммуникации, если человек не очень понимает слова, можно перейти к физическому контакту. Это агрессия в чистом ее виде, вполне легальная защита своих границ.

Но вот очень характерный пример из второй группы детей, который я разберу подробно, потому что это как раз тот случай, когда никакой агрессии нет и в помине, зато есть – что?

На приеме мальчик почти четырех лет, в письме мама рассказала, что он постоянно кусается в саду, на детской площадке. Уже сто раз объясняли, наказывали, уводили, результата никакого, как будто не слышит. 

Я приготовилась увидеть крепкого парня, в каждой руке по пистолету, через грудь – сабля, на футболке какой-нибудь Халк. В дверь просочился очаровательный вихрастый… хочется написать "детеныш", столько в нем было от плюшевой игрушки, весь какой-то мягкий, со слегка разболтанной пластикой бескаркасного медвежонка, как будто чуть размытые черты лица. 

Несколько минут он терся возле мамы, но когда я позвала его посмотреть игрушки, легко отклеился, легко пошел на контакт, согласился строить дом из подушек, потом кинулся разбирать контейнер с игрушками, потом увидел качалку и переключился на нее…

Все это сопровождалось непрерывным потоком звуков, малоразборчивых, плохо артикулированных, малыш явно комментировал свои действия, обращаясь то ко мне, то к матери, но понимала его (и то не все) только она.


Даже форма рта выглядела немного расплывчатой, как у грудного младенца, когда вынимаешь из ротика соску, а губы еще сохраняют расслабленность.

В общем и целом, если не принимать во внимание рост, развитие Максима соответствовало примерно двум годам. Не все, интеллект, как я смогла убедиться чуть позже, был более, чем развит, он конструировал сложные фразы с развернутыми придаточными предложениями, был весьма начитан и отлично фантазировал. Просто понять его было сложно, он не выговаривал примерно две трети алфавита.

Еще один маркер задержки развития: та самая мелкая моторика, о которой всегда говорят невропатологи и логопеды. У Макса действующей единицей была "рука", вся в целом, как будто пальцев нет, они только начали потихонечку выпрастываться из кулачка. Карандаш, кубик, бумажный самолетик он брал всей кистью.


Понятно было, что он не агрессивный от слова "совсем". Невозможно было себе представить, чтобы он на кого-то напал. И мама подтвердила: да, первый никогда не бросается, только если разрушили его постройку, сбили с ног, отняли.
С малышами очень нежен и заботлив.

То есть кусается он от невозможности объясниться, слов нет, рук нет, самоконтроль очень и очень слабый… 

Почти младенец 

В чем причина? Максим родился на 5 недель раньше срока, вторым из пары близнецов, роды были тяжелые, детей даже пришлось держать некоторое время в кювезе. С самого рождения он был более слабый и болезненный, чем брат, хуже сосал, медленно набирал вес, долго мучился от колик – лактазная недостаточность, почти не спал. Его развитие в общем и целом шло чуть замедленно, как будто мальчишка двигался по жизни спотыкаясь и падая, часто присаживаясь отдыхать, постоянно жалуясь на недомогание и усталость.

А то, что он кусается – проявление тех же особенностей развития: незрелость центральной нервной системы, плохо поставленная речь (а значит, невозможность выразить себя, договориться, обсудить что-то), плохая координация.


Так и получилось, что славного, доброго, милого малыша записали в агрессоры и драчуны. Хотя это совсем не так, он не испытывает каких-то ярко выраженных негативных эмоций. По большей части он хочет, чтобы от него отстали, не трогали, не ломали его построек. Но сказать или показать не может.

Не будем упускать из виду, что Максим в группе не один такой. По моим наблюдениям, в младшей группе детского сада из 25 человек бывает трое-пятеро, обычно мальчиков, с подобной проблемой. Все они плохо говорят, постоянно падают или роняют что-то, обливаются, сосут пальцы или соску, иногда не очень дружат с горшком. Их пытаются подгонять, обучают навыкам, в особо тяжких случаях ругают и наказывают, хотя, по сути, они совершенно ни в чем не виноваты. 

Они и рады бы вести себя иначе, более собрано и ответственно, но не могут, им НЕЧЕМ. Аппаратно невозможно. Ну, представьте себе, что вы пытаетесь проинсталлировать какую-нибудь сложную программу на старинный дисковый телефон.


Поэтому когда, например, такой неваляшка бежит по группе, а на пути у него вдруг Макс с башенкой из кубиков, он не успевает затормозить и врезается. Макс расстроен, второй красавец обижен, драться они не умеют, а вот кусание – рефлекс гораздо более ранний, из грудничкового периода, отлично получается. Оба ревут, а наказывают того, кого заметила воспитательница.

Что можно и нужно делать?

  • Массаж, массаж, остеопатия, бассейн – это для восстановления полноценного кровотока в шейных артериях и как следствие – нормального питания головного мозга. Ваши детки и так пострадали от нехватки кислорода в родах, им надо помочь.
  • Развитие мелкой моторики обязательно только в игровой форме и вместе с родными. Таким детям абсолютно ПРОТИВОПОКАЗАНЫ занятия подготовкой к школе с трех лет в каком-нибудь учреждении (то, что сейчас очень модно, "развивалки" в детских клубах и студиях раннего развития).
  • Развитие крупной моторики: разнообразные лазалки, батут, танцы, игры с мячом. Те же самые рекомендации. Три часа с дедушкой в парке, играя в мяч, гораздо полезней, чем любая спортивная секция.
  • Если все же секция, то с минимальным количеством  участников, с индивидуальным подходом и тренером, который разбирается в последствиях родовых травм. Иначе вы обнаружите, что ваш ребенок хуже всех, потому что олимпийского чемпиона из него точно не вырастет.
  • Обязательно найти толкового невропатолога, который подберет щадящее медикаментозное сопровождение, не транквилизаторы, а препараты, помогающие дозревать нервной системе. Это если в три года малыш все еще не разговаривает, не ходит сам на горшок и очень активно сосет соску.

Автор: Катерина Демина, психолог-консультант, специалист по детской психологии.

Фото: www.syl.ru
Понравилась статья? Подписывайтесь на нас: Facebook, Вконтакте, Instagram.
Поделиться: